Секонд Хенд ТДЖ. Конец Света

[ A+ ] /[ A- ]

Текст можно читать на данной веб-странице (изменяйте размер шрифта кнопками [А+]/[А-] справа) или скачать для более удобного прочтения.

Два варианта для скачивания:
- Текст в виде мультимедиа .docx файла (в файл вставлены фотографии и аудио). Скачать текст (3,2 Мб).
- Текст в формате .doc без мультимедиа (только текст). Скачать текст (351 Кб). Мультимедиа файлы в zip-архиве. Скачать файлы (2,9 Мб).

Максим Досько

Секонд Хенд ТДЖ. Конец Света

“Ты слышал, наверное, как часто любят повторять: “и во вселенной зародилась жизнь”? Или “вселенная зародила жизнь”? на самом деле, в этих фразах кроется одна существенная ошибка и она вот в чем.
Не вселенная зародила жизнь, а жизнь зародила вселенную.
По другому просто не может быть, ведь как мертвое может родить живое?
Это как если бы стол сделал бы плотника, а не наоборот.
Или как если бы кувшин вылепил бы гончара или картина создала бы художника.
Нет, художник создает картину и наполняет ее жизнью.
Жизнь порождает живое.
Жизнь порождает вселенные и все мироздание.
Из жизни появляется на свет все живое, и никак не наоборот.
Жизнь никогда не появлялась, потому что она была всегда.
Жизнь не может исчезнуть или появиться, потому что жизнь это то, что есть было и будет и никогда не исчезнет. И даже когда солнце наше потухнет, и земля наша распадется на части и мы люди перестанем существовать, жизнь никогда не прекратиться, она будет как и прежде течь могучей рекой и создавать для себя новое солнце, новую землю и новых живых существ на новых планетах, потому жизнь, это основа всего, и ни где, ни где во вселенной нет места, где бы не было жизни.
Поэтому знай, жизнь есть везде и всегда.”
(Иван Вырыпаев, “Чему я научился у змеи”, пьеса для детей от одиннадцати до шестидесяти четырех лет).

ТДЖ – Торговый дом “Ждановичи”, большой рынок на окраине Минска, в конце улицы Тимирязева, рядом с кольцевой автодорогой. С недавнего времени переименован в Торговый центр “Ждановичи”. Включает в себя: комплекс “Мир Моды” (Мир Моды – 1,2,3,4,5), продовольственный центр (продуктовый рынок), строительную выставку (строительный рынок), торгово-развлекательный центр “Град”, зоо-рынок, торговый городок “Лебяжий” (оптовый рынок), авторынок, Радиомаркет (радиорынок) и вещевой рынок б/у одежды “Секонд Хенд”.

Вещевой рынок “Секонд Хенд” находится почти в середине Торгового центра, сразу при входе, если входить на рынок не с улицы Тимирязева, а с улицы Колесникова, со стороны Масюковщины.

Тимирязев Климент Аркадьевич (годы жизни: тысяча восемьсот сорок третий – тысяча девятьсот двадцатый) – ученый естествоиспытатель-дарвинист, физиолог, основоположник русской и британской научных школ физиологов растений, общественный деятель. Профессор Московского университета, член-корреспондент Российской академии наук, член Лондонского королевского общества. Родился в дворянской семье, по линии матери имел английские корни. Один из первых пропагандистов дарвинизма в России, лично встречался с Дарвином. Основные исследования Тимирязева по физиологии растений посвящены изучению процесса фотосинтеза, для  чего им были разработаны специальные методики и аппаратура; установил, что ассимиляция растениями углерода из углекислоты воздуха происходит за счет энергии солнечного света, главным образом в красных и синих лучах, наиболее полно поглощаемых хлорофиллом; впервые высказал мнение, что хлорофилл не только физически, но и химически участвует в процессе фотосинтеза, предвосхитив этим современные представления; доказал, что интенсивность фотосинтеза пропорциональна поглощению энергии при относительно низких интенсивностях света, но при их увеличении постепенно достигает стабильных величин и далее не меняется, то есть им были открыты явления светового насыщения фотосинтеза. Тимирязев не замыкался в рамках узкоэкспериментальных  методов, делал широкие философские обобщения, плодотворно применял исторический метод, во многом совпадающий с диалектико-материалистическим методом, стремился поставить биологию на службу народу. Первым из крупных русских естествоиспытателей принял Октябрьскую социалистическую революцию. Сборник его статей “Наука и демократия” получил высокую оценку Ленина.

Тимирязев так никогда и не простил Достоевскому, даже после его смерти, то, что Сонечка Мармеладова читала труды дарвиниста Лайеля, а Раскольников обосновывал убийство старухи-процентщицы борьбой за существование. Сам термин “борьба за существование” Тимирязев называл “несчастной метафорой” и указывал на наличие в природе не только борьбы, но и взаимопомощи, особенно ярко проявляющейся в так называемом симбиозе, то есть сожительстве организмов разных видов.

Ранее, до начала двадцатого века, на месте Торгового центра была довольно болотистая местность, а в части между железной дорогой (станция “Лебяжий”) и улицей Тимирязева было абсолютно непроходимое топкое болото. Жители близлежащей деревни Масюковщина называли это болото “живым”, почитали его, относились с опаской, но уважением. Считалось, что болото не имеет дна, а выделяемые там газы (“дух”) обладали исцеляющими, чудодейственными свойствами (в деревне Масюковщина до начала двадцатого века по статистике действительно отмечались частые случаи долгожительства более ста лет).

Конец Света не случается в каком-то конкретном месте, на отдельной территории. Это происходит сразу и везде, обычно происходить именно так. Но в силу больших размеров мира, населяемой Вселенной, отдельные его участки некоторое время еще остаются, не удаляются единовременно. Кроме того Конец Света не происходит бесповоротно и окончательно, сразу же за ним начинается Рождение нового Света. А жизнь существует всегда.

Рынок Секонд Хенд представляет собой площадь длиной около двухсот метров и шириной около ста метров. Здесь размещены брезентовые палатки с развешенной и разложенной одеждой (более дорогие неношеные, новые или в отличном состоянии вещи), но большую часть занимают места с большими, длинными столами, где различная одежда свалена в кучу (дешевая одежда, микс, все в куче, надо переворачивать, искать). Контейнеры, тележки, мешки, баулы, всякий мусор. Также здесь по периметру множество киосков, закусочных и кафе. Рядом строительный рынок (та его часть, где продают мебель), зоорынок (рыболовство и охота тут же), Мир Моды-2.

Так как сегодня суббота, то на рынке многолюдно. Люди ковыряются в кучах одежды, выискивают, вытаскивают, сгребают, переворачивают, прикидывают, примеряют. Продавцы внимательно следят, ходят у своих столов, некоторые стоят на высоких стульях, чтобы видеть столы сверху. Продавцы выкриками зазывают покупателей к своим столам. Запах шашлыка, шаурмы, блинов, другой еды, запах слежалой одежды. Грязно и слякотно.

Голоса продавцов:

— На этом столе все по двадцать тысяч рублей, по двадцать, подходим, подходим не стесняемся. Очень хорошая одежда, много отличных вещей, подходим, ищем, находим. Все по двадцать.

— Куртки, байки, ветровки, свитера, теплые куртки, все очень хорошее. Здесь на этом столе много теплых курток, подходим.

— Каждая шестая вещь в подарок. Подходим, набираем побольше. Каждая шестая вещь в подарок. Набираем про запас.

— Сегодня у нас очень дешево, супер дешево, полная распродажа. На всех столах все по пять тысяч рублей. Любая вещь сегодня у нас по пять тысяч рублей, по пять рубликов. Всего по пять рубликов, это правда, да.

— Не проходите мимо этого стола. Пройдете – ничего не найдете. Подходите и ищите. Очень неприятно идти домой без покупок, так что не проходите мимо нас. Зайдете – будете с обновками, пройдете – будете в обносках.

— Тяните ее, тяните, женщина, не бойтесь. Это блузка именно для вас, она вас и ждала.

— Роемся поглубже, находим лучшие вещи. Ищем, ищем. Кто ищет, тот, как известно, всегда найдет. Внимательно смотрите, ничего не пропустите.

— Только сегодня, только здесь, только у нас – все только для вас. Лучшая одежда из Европы. Качество и стиль.

— Берем побольше одежды, для себя и для всей семьи. Не боимся взять лишнее, лишней одежда не будет – наступают холода, прогноз погоды неблагоприятный, так что набираем впрок. Только у нас все на любой выбор: женское, мужское, детское. Для любых запросов и вкусов, на любую погоду. Есть теплые вещи.

— На этом столе все по десять тысяч, на этом по двадцать тысяч, куртки по сто тысяч, свитера по семьдесят тысяч, есть пуховики по пятьсот тысяч. Пуховики по пятьсот тысяч. Подходим, большой выбор.

— Не дайте себя опередить. Хватайте первыми.

— Для женщин на этом столе. Все для наших прекрасных женщин на этом столе. Женщины, все для вас. Хотите быть красивыми и привлекательными – надо хорошо одеваться. Пополните свой гардероб новыми вещами. Все для вас. Для женщин любых возрастов на этом столе, от студентки до бабули.

— Новый привоз. Германия, Франция, Италия, Англия. Сегодня у нас только свежие вещи, вот только из Европы, настоящая европейская одежда. Хорошие цены.

— Здесь вы можете крайне выгодно одеться и потрясающе сэкономить.

— Не лишайте себя удовольствия, не отказывайте себе, берите сколько хочется, побалуйте себя.

— У нас самые качественные, самые фирменные вещи. Не ленимся искать.

— Здесь скидки. Тут у нас скидки. Вы слышите? Тут скидки. Подходите к нам, у нас скидки. Только сегодня и только у нас такие скидки. Кто возьмет сразу пять вещей – каждая всего по семь тысяч рублей, любая вещь. Всего по семь тысяч рублей. Кто жадный, не возьмет пять – тому по десять тысяч. Не надо быть жадным.

— Вы оказались в нужном месте и в нужное время, потому что вы можете выбрать себе здесь качественную и недорогую вещь. Вы найдете здесь именно то, что вам нужно.

Далее будет происходить Конец Света, но при этом мы будем слышать разговоры людей из повседневности. И наверное они что-то значат, хотя может быть и нет. Голоса продавцов периодически повторяются и звучат в удалении.

Также необходимо сказать о цыганах… На рынке ТЦ “Ждановичи”, как и на других рынках, можно встретить цыган, точнее они там постоянно присутствуют и если обратить внимание, то их обязательно увидишь. Просят подать на жизнь; продают с рук различный дешевый ширпотреб, чаще: женскую одежду, пуховые платки, комплекты постельного белья, кошельки, женские сумки, зонты, бижутерию, сухофрукты, китайские телефоны и дешевые планшетные компьютеры, поддельные китайские бензопилы, шуруповерты, перфораторы и другие инструменты; гадают по руке, в народе такое гадание считается пророческим; также считается, что они обладают гипнозом и могут одурачить человека. Не секрет, что цыгане занимаются и воровством, другой незаконной деятельностью, например продажей наркотиков, но это не от того, что они “такой народ”, а скорее от “неприкаянной жизни, тяжелой доли”. Среди цыган-христиан существует такая легенда: когда распинали Христа, проходящие мимо цыгане украли гвоздь, и за это Бог разрешил цыганам иногда воровать. И в тоже время цыгане столетиями чтят и хранят ценности своего общества, романипэ. Как например культ девства и культ верности семье, дети и семья для цыган – важнейшие понятия, ориентиры жизни. Каждый ребенок, неважно родной или из чужой семьи, даже нецыганской, рассматривается как самоценная личность, нуждающаяся в защите и помощи. Интересы своей семьи и в целом цыганского общества для любого цыгана всегда выше личных.

Голос цыганской женщины:

— Подайте сколько можете. Не для себя прошу, для детей прошу. Пожалейте детей. Только для них прошу. Подайте.

Голос цыганской женщины периодически повторяется и звучит в удалении.

Константин Ступин, “Ступа” – фронтмен рок-группы “Ночная Трость”. Исполняет песню “Пушистый хвост лисицы” (видео на Ютьюб): http://youtu.be/ZJA_2CTNjfA

Голос Константина Ступина:

— Сразу станет понятно, что происходит экстраординарное событие.

— И оно затронет весь мир, но будет связано только с одним этим местом, Секонд Хенд ТДЖ.

— Сначала его воспримут как масштабную, сильнейшую техногенную катастрофу.

— Начнется с дрожания земли.

— Почувствуется телом низкочастотный гул, рокот из недр Земли.

— К гулу добавится шум сверху, шум состоящий из многих различных звуков.

— Рокот и шум будут нарастать, а небо поменяет цвет на розовый.

— Свет будет тускнеть, пока совсем не станет темно. Гул и шум станут невыносимы.

— Но это еще не будет концом.

— Когда свет появится вновь, станет виден заполнивший все снаружи рынка Туман.

— Однако люди не будут смертельно напуганы, для них все произойдет очень быстро, как мгновение, они просто не успеют ничего понять. И это не позволит им сойти с ума, бросится в панику.

— Некоторые сразу пойдут в Туман, чтобы понять и найти выход.

— Выхода не будет, за туманом – Ртуть. Так назовут эту стену, зеркальную и жидкую.

— Ртуть поглощает все в нее попадающее. Поэтому несколько самых отчаянных и смелых сразу утонут в ней.

— Все растеряны и не знают что делать.

— Появится тот, кто знает что делать. Этот человек будет в белом переднике. Он мясник. Уцелел не только рынок Секонд Хенд, но и часть продовольственного, а именно мясной отдел, также частично уцелели Мир Моды-2 и Мир Моды-3, строительный и зоо- рынки. К ним можно добраться через Туман. Из руководства рынка по всей видимости есть только заведующий мясным отделом.

— Конец Света не обязательно должен быть эпичным, он происходит так как есть, он также банален как и вся жизнь.

— Они соберутся в центре рынка Секонд Хенд, который теперь стал для них единственным спасением.

— К ним выйдет Заведующий и объяснит ситуацию. Хотя он и сам пока еще мало знает. Он взял на себя функцию руководства, так как не нашел больше здесь никого из администрации рынка.

— Они не были против, потому что были или растеряны, или им было все равно.

Заведующий:

— Прошу всех подойти ближе, есть важная информация. Подходите, пожалуйста, ближе, чтобы всем было слышно. Как уже говорил, я взял на себя функцию руководства, так как никого другого из администрации рынка выше меня по должности пока не объявилось. Мы имеем следующее положение дел. По пока необъяснимым причинам мы оказались отрезаны на небольшой территории рынка “Ждановичи”. Именно поэтому считаю, что руководство должна взять на себя администрация. Люди в белых передниках, мясники – мои подчиненные, я специально дал распоряжение передники пока не снимать, они наделены полномочиями и прошу следовать их указаниям.

Продовольственный рынок соединен с основной территорией очень узким проходом и не исключено, что в ближайшее время мы его потеряем, поэтому сейчас грузчики мясного отдела получили задание перенести все уцелевшие мясные продукты на основную территорию. Также продукты питания из всех кафе и закусочных, по моему мнению, нужно собрать в одном подконтрольном месте, а их владельцы и продавцы пока отказываются это сделать, более того продолжают торговлю. В данной ситуации я думаю любая торговля должна быть запрещена. А для того чтобы исключить торговые отношения всем настоятельно рекомендовано сдать наличные денежные средства в единое хранилище. Предвижу недовольство по поводу сбора денег, этот вопрос мы конечно можем поставить на голосование, но подумайте, денег наличных у каждого из вас сейчас разное количество, кто-то, может, шел машину покупать, а кто-то — за килограммом картошки. Сейчас нам как никогда надо быть равными в правах и возможностях.

Будет проведен подсчет всех граждан на территории, перепись населения. Кроме того необходимо знать какие кадры здесь присутствуют. По возможности постараемся определить, что именно за катастрофа произошла. Чуть позже будут решаться другие вопросы, сейчас же прошу всех сохранять спокойствие, поверьте – будет сделано все возможное.

Голос Константина Ступина:

— Они будут доверять ему. Сейчас они хотят спастись.

(В магазине ЦУМ, Минск, четвертый этаж, “Товары для женщин”. Голос 1 – женщина, около пятидесяти лет, говорит с подчеркнутой буквой “ч”. Голос 2 – женщина, около пятидесяти лет, Роза, часто делает людям добрые дела.)

Голос 1: — Ой, здраствуй Роза! Давно не видились. И ты тут…

Голос 2: — Привет, и я тут. Вот мужу брюки покупала недорогие на работу ходить, зашла и себе что-нибудь посмотреть.

Голос 1: — Ой, давно так не видились, Розачка. Ты так выглядишь харашо, маладец ты Розачка.

Голос 2: — Да что я уже, ну прям-таки… А ты тоже что из одежды посмотреть?

Голос 1: — Да, я тожа па шмоткам, сибе чево купить, а то хажу савсем как баба яга. Меня, прэдставляешь, внук бабой ягой назвал. Не захател к нам с дедам ехать на выхадные, сказал, там баба яга, я не паеду. Так дочка прыказала, чтоб я сибя в парадак прывела. Это канечна унизительна, Розачка, да, да. Чтоб внуки так сказали и радная доч папрыкает, што неряшливая. Сначала абиделась, теперь – во шмотки гляжу хажу.

Голос 2: — Ну что ж, стареем…

Голос 1: — Да, да, Розачка, да, да.

Голос 2: — А так, как живешь вообще?

Голос 1: — Ничиво, Розачка, ничиво, да, да.

Голос 2: — На дачу ездите?

Голос 1: — Ездим, ездим, Розачка.

Голос 2: — На даче уже все поделала?

Голос 1: — Все паделала уже, да. Часнок никак пасадить толька не магу. Вот магла бы севодня паехать, та во видишь па магазинам тягаюсь, прынаражаюсь. … А не слышала ты такое Розачка, што апять девальвацию сделают? Што-та апять стали гаварыть…

Голос 2: — Слышала, да, вроде говорят такое.

Голос 1: — Это же дурасць какая. Апять што-ли эти крутаверти с доларам будут. Снова цэны, снова зарплаты… Што за дурасць! … (Шепотом.) Я то немнога паменяла на долары, пусть будет.

Голос 2: — Мы тоже немного купили валюты, угу.

Голос 1: — Надаела это, Розачка, да, да. Не живешь, а толька все баишься и думаешь, нету нармальнае жизни.

Голос 2: — Да. Тут от нас не зависит уже.

Голос 1: — Ага, да, тут мы уже ничиво не  можам. Но так, Розачка, если от меня што зависит, я все делаю, всегда, такой характер. … Мой младший то, помнишь, беспутный какой был? Так такой и счас: на работу не устраиваецца, не идет, пьет, дома сидит, по району шляецца с этими кампаниями сваими, забулдыги. Трыццать первы год, а такой уже прапашчы. И я же, Розачка, все для нево сделала, все. На работу сколька раз устраивала па знакомству, две недели паработает и сбегает, к цылителям, к психолагам вадила, и не ругаю же ево, стираю, кармлю. Мне цылитель сказал один талковы: “Только не ругайте его, нельзя ругать, надо чтобы душа сама путь нашла”. Панимаешь Розачка как, да, да, да, панимаешь…

Голос 2: — Понимаю, да. А… Я… Я вот знаешь тоже… Помнишь на квартире на Чигладзе (улица Чигладзе в Минске) семья на третьем этаже неблагополучная?

Голос 1: — Ну помню, да. Трое детей там, а он зэк по тюрмам, а она алкашка пьюшчая.

Голос 2: — Он по тюрьмам все, да потом в тюрьме так и умер от туберкулеза кажется. Она все пила и от водки тоже таки и померла. Дети одни остались. Старшей, как мать умерла, двадцать было, она за младшими потом и смотрела. А дальше и сама с наркотиками связалась, в тюрьму загремела.

Голос 1: — Ой! Надо же, Розачка, какая семья нешчасливая…

Голос 2: — Она села, а брат с сестрой меньшей сами остались. Но средний толковый в принципе парень, как раз училище закончил. Работать пошел, нормально, все хорошо, толковый он. И главно что, понимаешь, добрый такой, все соседи к нему хорошо относились.

Голос 1: — Ага, ага…

Голос 2: — Так вот, когда старшая с тюрьмы вернулась, так что ты думаешь – опять притон этот начался!

Голос 1: — О-о-о, ах…

Голос 2: — И видимо он связался с этим делом…

Голос 1: — От же шалава, от же, свела парня…

Голос 2: — Она опять села, а он…

Голос 1: — Апять ее пасадили?!

Голос 2: — Да, а он по кривой дорожке пошел. Но еще видно держал себя в руках, смотрел за всем, потому что по нему так особо видно не было. … А раз прибегает младшая ко мне, ну сестра его младшая, я им то все время помогала чем-нибудь, и плачет, рыдает плачет, что Колю милиция забрала, что кто-то сказал, что он наркотиками торгует, а они, милиция, дома нашли что-то там.

Голос 1: — Ой-ей-ей, ну ты пасматры как, вот и даигрался… Ой, Розачка, да, да… Ой!

Голос 2: — Что ж я могу сделать?

Голос 1: — Да, да.

Голос 2: — И ты представляешь, как получилось, в кино такого не увидишь. В нашем цеху на радиаторном (Минский завод отопительного оборудования) мастером одна работает и как-то рассказывает историю про парня, что мол подставили его с наркотиками, что неплохой парень, может оступился, а его судят, ну просто знаешь в разговоре сказала это и все. А мне так – тюк, в голову, думаю не тот же ли это случай. И что ты думаешь, так и оказалось. Представляешь, ее дочь – судья и она ведет это дело, именно Коли этого.

Голос 1: — Это нада же… Да…

Голос 2: — Вечером пошла к младшей их, рассказала про судью. Плачет… А утром на следующий день прибегает она ко мне с коньяком и конфетами: “Тетя Роза, помогите! Поговорите с ней, может можно решить как, может заплатить… Помогите!”, плачет. Я подумала, ну что ж, говорю: “Мне ничего не надо, а эти конфеты с коньяком я возьму, судье отнесу”. И что ты думаешь, взяла я эти конфеты, коньяк, да и пошла к судье этой. Узнала на работе у мастера этой все и пошла.

Голос 1: — Тут каньяком не атделаишься…

Голос 2: — Пока просто поговорить пошла. … Я ей все про семью рассказала, про Колю, рассказала все как есть. Коля то он хороший парень, добрый, просто вот… Она, дай ей бог здоровья, представляешь, ни конфеты, ни коньяк не взяла, сказала забрать, и денег не нести, сказала постарается, сделает как сможет, сложно будет, ему до восьми лет грозит, постарается.

Голос 1: — Харошы чалавек. Да, да.

Голос 2: — И не посадили его, представляешь, не посадили! Условный срок дали. А он одумался, понял все, пошел на буровые работать, много зарабатывает, старается. Приходил благодарить меня, с деньгами, я не брала, конечно, никаких денег, ничего мне не надо, говорю, сестре лучше что купи.

Голос 1: — Да, да, Розачка, вот ты какая маладец! Правильна. Кинули б парня за рэшотку. Ой, маладец какая, харашо сделала. Маладец!

Голос 2: — Посадили бы, жизнь загубили…

Голос 1: — Дабро сделала, правильна. Мне Климент Игаревич тоже так гаварит – все в мире па дабру нада. Климент Игаревич – он цылитель, харошы цылитель. Все видит, все знает, панимаешь, да, да. Я к нему насчет сына хадила, он загаворы читал разные. А патом гаварит, што меня на сглаз нада праверить.

Голос 2: — А…

Голос 1: — И вот, Розачка, аказался сглаз на мне. Да! Ты видишь сволачы какие, сволачы, такие сволачы, кто-та же сглазил, такие зависливые, гады. Он, панимаешь, свечкай капал на воду, патом што палучилась сматрел, и картинка и правда не красивая палучилась, такое знаешь уродства, фу, некрасивая. Это сглаз аказался! Нескалька раз я к нему хадила, он малитвы читал и маятником так вот вадил. И ты знаешь, такой сильный сглаз на мне, до сих пор не все сашло. Вот как, Розачка, да, да. Сволачы, такие сволачы, гады.

Голос 2: — И…

Голос 1: — А он же еще, Розачка, и лечыт. У меня калена стала сильна балеть, не разагнуть, так к нему пришла, дал панюхать парашок определенный, патом на спине иголкай кальнул в точки специальные – и прашло, полнастю прашло. И головные боли мои вылечыл. Вот сматри, я вот тут с сабой везде эту каробачку нашу, в нем свяшчэнная земля, с Ирусалима, Климент Игаревич сам туда ездил, штобы в определенный день святой земли взять. Такой харошы чалавек, знающий, да, да. Я к нему сейчас толька хажу, если беда какая или балезнь, только к нему. Ни к кому, ни к врачам, ни к другим, толька к нему. … Ты Розачка, если тибе нада, я тибе дам его телефон, у меня ево визитка. Надо тибе Розачка? Я дам.

(В такси. Водитель, около сорока лет, пытается успокоить и отвлечь опаздывающего пассажира.)

- Интересный розыгрыш видел по телику. Смех. Короче, в Америке делали. Ставит человек велосипед к столбу, ну на время, а сам в магазин идет, к примеру, или еще куда. Вот он уходит, и тут подъезжает машина с подъемником, ну как кран, только с люлькой наверху, куда человек становится. Они берут, поднимают над столбом велосипед и аккуратно продевают его через столб. Ну понял то есть как? То есть столб получается внутри рамы, нанизывают его как бы. Понял, да? … Представь, человек ставит велик к столбу рамой, а приходит – и столб внутри рамы! Что в голове творится начинает… Как, как мог столб внутри рамы оказаться? Рама то цельная, сваренная. Все происходит быстро, столб высокий, ему и в голову не приходит, что кто-нибудь через верх его… Он стоит короче, велик дергает, пытается извлечь его, но это ж никак не сделаешь, подергает, подергает, начинает думать, мыслительный процесс. Смотрит на велосипед, смотрит на раму, смотрит на столб, лицо такое тупо-задумчивое – не понять, охренеть ребус! Ну как, как оно так вышло, кудой, что?! Прикинь, какая озадаченность… Потом конечно эти из засады выходят и все становится понятно, ну и дикий этот тупой смех за кадром.

(В кафе “Лунный свет — Новолуние”, десять минут пешком от станции метро “Институт культуры”, Минск.)

— Счас эту машину, ну ее нафиг. Лучше на метро, сел спокойно и все, не думаешь не волнуешься. И быстрее будет даже. Я счас в метро часто езжу. И спокойно.

— Ты с утра не ездишь.

— Чего это не езжу, я сколько раз на работу, на работу на метро уже ездил.

— Ну так это не постоянно. А постоянно – тебя бы тоже заебало это метро. Битком, хуй сядешь, щемят, толкаются, дышут, пердят! Не знаю, что за счастье такое в этом.

— А машину где поставить? Вечно тыркаешься, вечно нарушаешь, вечно боишься этого эвакуатора. Движение какое в городе, ого, да. Знаешь сколько придурков за рулем?

— В метро, поверь, не меньше.

— Нервы постоянно. … А ремонт если… Заебешься по СТО ездить, то деталь найди, то потом пока сделают. Сейчас резину надо менять – очередь на шиномонтажах, отстой два часа, потом балансировка, хуевка…

— В машину сел – личное пространство, радио включил себе… Сам себе хозяин!

— Вот именно что хозяин, она же как вторая жена, а может и как первая.

— Ну не знаю… Наоборот сейчас все на права идут, быстрей свою тачку купить хотят.

— Вот у меня знакомый счас в Москву уехал. Ты его знаешь – Марозик, знаешь, ну.

— Ну.

— Он так от армии косит, точнее как косит, у него отсрочка кончилась уже давно, а военкомат не вызывает и не вызывает, а до двадцати семи еще два года, естественно он сам к ним не пойдет, дурак что ли, но и на работу хорошую без военника не устроишься. Так там, говорит, на метро ему до работы час, а на машине два. Кинул он тачку, пешеходом заделался. Говорит, красота стала. И спокойнее, и проще, и удобнее. Спокойно себе вечером после работы в бар зайти можно, сто граммов коньяка или вискаря бахнуть. Забыл, говорит, эти ненужные проблемы, геморрой этот весь.

— А кем он в Москве?

— Продает что-то, мебель вроде, менеджер.

— И этот, блять, менеджер…

(У магазина “Родная Сторона” на улице Одинцова, Минск.)

— Ты послушай, послушай. Этот совсем оборзел уже. Понимаешь, мы для них ничто, рабочий персонал.

— Да, особенно молодые если…

— А сколько сейчас начальников приходит, молодые. Еще вообще не знает, опыта ноль, а лезут чтобы сразу в кресло и команды выдавать только. Вот давай посчитаем сколько молодых недавно пришло в начальники, мастера.

— Много.

— Много, да. А вот сколько у нас молодых каменщиков?

— Э-э-э. Ну только если Витька.

— Витька четвертый год после хабзы уже, он опыт имеет уже.

— Витек нормальный парень, ага, да. И погулять умеет, гы-гы. Как тогда мы в казино охранникам, быкам этим, наваляли… Гы-гы.

— А эти приходят со своих техникумов, институтов и сразу порядки наводить. И ушлые такие… Наш этот мастерок – сразу с инженером, с Николаевичем, с прорабами, со всем начальством сразу как-то быстро общий язык нашел. Так, эдак, смотрю уже наш цемент Николаевичу в машину грузят. Придет, такой, с нами и не зайдет поздороваться, а сразу в прорабскую летит, они там – чай, кофе.

— Гандон.

— Да не то слово. Прикинь мне, мне, который на стройке пятнадцать лет отпахал, говорит, что я не так зачеканиваю, плохо, типа брак. Прикинь охуел! (Зачекавнивать – уплотнять, замазывать швы между смонтированными железобетонными панелями.)

— Так это да. А как наших этих домой отправил, мол что пьяные, и прогул записал.

— Так ты дальше слушай. Я думаю раз ты так, доебываешься, то и я буду. Мне, говорю, уже давно новый инструмент положен и шмотки. И про бытовку сказал, что мерзнем вечно, сарай этот. Так он знаешь что – сказал, что я много требую, типа что я оборзел. Прикинь, в сторону меня отвел и на “ты” политику партии втирать. Сасунок, дрыщь малой, меня на “ты”, даже блять Витек меня на “вы” до сих пор называет, а он тут появился такой и ты-кает. Типа объясняет, что рабочая одежда на год выдается, а инструмент на два, а у меня еще срок не вышел, а я говорю, что всему уже пизда – что шмоткам, что инструментам, говно выдали такое, ему уже всему пизда.

— Свое же требуем…

— А он типа мне говорит, как бы зарплату ведь нормальную получаешь, премию получаешь, если за инструментом и шмотками не следишь как следует – сам себе купи.

— Ого!

— Вот так.

— Сука.

— Пиздюк ебаный! Меня чеканить будет учить! Паскуда!

(Очередь у пункта обмены валют, “Евробанк”, комплекс Мир Моды-2, ТЦ “Ждановичи”.

После сильнейшего обвала беларуского рубля в две тысячи одиннадцатом году, когда совокупная девальвация за десять месяцев составила сто восемьдесят девять процентов, население опасается вновь потерять свои накопления при повторении ситуации. Периодически возникают слухи о грядущей новой девальвации, тогда население спешно меняет беларуские рубли на иностранную валюту.

Недалеко от обменного пункта происходил инцидент: молодая пара, по всей видимости оба злоупотребляющие спиртными напитками, громко ругались, и он не сильно бил ее, толкая и давая подзатыльники, она оправдывалась и демонстративно плакала. Ситуация привлекла внимание людей в очереди, но никто не встревал в нее.

Голос 1 – женщина, около сорока пяти лет, в очень дорогой длинной шубе. Голос 2 – парень, двадцать пять – двадцать семь лет, аккуратно и модно одет, его руки ухожены, а на ногти нанесен прозрачный укрепляющий лак. Голос 3 – женщина, почти пятьдесят лет, владелица нескольких торговых палаток на рынке. Голос 4 – мужчина, около сорока пяти лет, работает грузчиком в гипермаркете “Евроопт”. Голос 5 – женщина, около шестидесяти пяти лет, с двумя большими сумками продуктов.)

Голос 1: — Отношения полов сейчас зашли в тупик. Вы же посмотрите на это – мужчины сами по себе, женщины сами по себе. То есть это в целом, я не про эту ситуацию говорю, а о проблеме вообще.

Голос 2: — Что вы имеете ввиду, поясните.

Голос 1: — Ну у мужчин свои собственные интересы, “дела”, у женщин – свои.

Голос 2: — Так это нормально, у каждого человека свой взгляд.

Голос 3: — Вполне нормально, а как еще, что еще…

Голос 1: — Я же говорю, что нет взаимопонимания. Единения нет, вот что.

Голос 5: — Да, да. Гражданские браки эти пошли, пожили – разбежались. А разводы сплошь. Родители им свадьбу отгрохают, на это…, на свадебное путешествие дадут, а они раз, и два года еще не прошло – развод. А сколько матерей одиночек!

Голос 1: — Ну я почти о том же…

(Пауза. Некоторое время все стоят молча.)

Голос 4: — А нахера такое единение, скажите вы мне, если с вами жить невозможно уже, чем дальше, тем тупее.

Голос 3: — Ой-ой-ой. Ну конечно! Ой, вы такие уже умные прям, прям подряд.

Голос 1: — Ну вот, вот вам пример здесь и сейчас, только затронули, уже оскорбления начались. Добрее надо быть, с любовью и уважением друг к другу относиться. Понимаете…

Голос 3: — Такие вы уже мужики умные.

Голос 5: — Ага, да, такие уже…

Голос 4: — А что, что?!

Голос 3: — Мужчина, успокойтесь, вы по-моему поругаться просто хотите.

Голос 5: — Повыступать.

Голос 1: — Отношения полов, вот вам, смотрите… (Отворачивается, делая вид, что не хочет больше участвовать в разговоре.)

(Пауза.)

Голос 2: — Вы знаете, ваш вопрос устарел. Сам по себе не актуален. Сейчас, в данное время говорить об отношениях полов, узко понимая это только лишь как взаимоотношения между двумя полами, мужчинами и женщинами, не верно и не перспективно. Понимаете, не стоит делить общество по половому признаку на плюс и минус, в этом нет смысла, и это вот и может рождать противоречия. В цивилизованных странах давно по другому к этому относятся.

Голос 1: — Ну так это в Европе, это понятно.

Голос 2: — А если взять в расчет гомосексуальные отношения, то тут как?

Голос 4: — Не понял, а ты что из этих, что ли? Из голубых?

Голос 2: — Ну вот, вот, да, у нас с этими стереотипами не совсем еще… Я не…

Голос 4: — Стереотипы… Ну ты эта, как хочешь, ебись как хочешь.

Голос 3: — Выбирай выражения!

Голос 5: — Да.

Голос 4: — Как хочешь… Не в этом дело сейчас. Она вон про женщин сказала, а она не согласна, что я сказал, что тупые бывают.

Голос 1: — Я про отношения…

Голос 3: — С тобой я точно не согласна.

Голос 5: — Да.

Голос 4: — Как же мне свою жену к примеру называть, если она тупая и есть. Вот вчера вечером, пришел с работы…

Голос 3: — Не надо, это личное дело. Не хочу я про вашу жену слушать.

Голос 4: — Так! Я расскажу, не перебивать. … Пришел с работы, сижу на кухне, жду пока ужин приготовит, телевизор смотрю, криминальные новости. Кстати, видели какое дтп вчера было на кольцевой? Ужас, фура смяла легковушку, Матиз этот мелкий (Daewoo Matiz — малолитражный городской автомобиль), четыре человека — насмерть, вся семья, на месте все сразу.

Голос 5: — Я видела, страх. Вся семья сразу!

Голос 4: — Только, бля, сейчас не об этом. Сижу я короче смотрю телевизор. Она с кастрюлями возится, готовит ужин. У меня в принципе хорошее настроение, на работе нормально все, у нее видимо тоже хорошее. Что то там мы обсуждали, насчет выходных, когда мне работать, я два через два работаю, на Евроопте в, на холодильниках грузчиком. То есть даты считали. И тут она откалывает. Спрашивает: “Сегодня какой день?” Я: “Пятница”. “А число сегодня?” Я: “Пятое”. Она: “А завтра?” … Прикиньте я ей говорю пятое, а она – а завтра? Меня сразу заклинило, а потом я спрашиваю: “Ты что дура?” Она: “А что?” “Нет, ты что дура?” Она: “А что, спросить нельзя и не обзывайся пожалуйста”. … Меня понесло, она тоже верещать начала, и как обычно скандал получился. Ужина я не получил, а она плакала в спальне, хоть и не бил. А вы говорите отношения полов… “А завтра какое?” … Что, не дура, скажите? Дура и есть.

Голос 3: — Я ж говорила, счас выдаст…

Голос 1: — Ох, да… Терпимее надо быть, терпимее.

Голос 3: — А что такого, если она и спросила, что нельзя было просто спокойно ответить?

Голос 5: — Сразу скандал надо закатывать…

Голос 4: — Ох ептваюмать, еще две хлопнутые. Вам тоже ответить?

Голос 5: — Не оскорбляйте, я вам не грубила.

Голос 3: — Пусть только попробует.

Голос 1: — Вот я и говорю – проблема полов.

Голос 4: — Да что ты заладила. Тут полы ни при чем, это интеллект. Если человек тупой, то хоть он с хуем, хоть с пиздой, разницы никакой нету.

Голос 3: — О! Началось, матом сыплет.

Голос 1: — Вот такие у нас мужчины, сильная половина человечества. Грубость, пошлость.

Голос 4: — Вот давайте у него спросим, у голубого.

Голос 2: — Слушайте, при чем я, и я о своей ориентации ничего не говорил.

Голос 4: — Ну ладно, все свои, мы все понимаем, не поддавайся, как ты говоришь, стереотипам. … Вот скажи, если ты у своего второго голубого спросишь…

Голос 3: — От дает, а!

Голос 4: — Если ты у него спросишь, какое сегодня число, он скажет, а ты спросишь, а завтра какое — он тебя дураком обзовет, или дурой, не знаю как у вас надо, то ты обидишься или просто признаешь, что хуйню сморозил? А?

Голос 2: — Мужчина, я бы попросил вас все же не переходить на личности.

Голос 5: — Слушать противно, тьфу.

Голос 4: — Нет ты скажи, скажи.

Голос 2: — Не надо.

Голос 4: — Тебе сказать сложно?!

Голос 2: — Ну, это конечно просто ошибка, ну на автоматизме можно так случайно спросить.

Голос 4: — Вот и я говорю, что нехер было обижаться, правильно ей замечание сделал.

Голос 3: — Ничего себе замечание… Грубо дурой обозвал!

Голос 4: — А как я должен был сказать? “Глупенькая моя, завтра шестое число”. Я, извините, с работы пришел. А знаете как мы там на холодильниках въебываем?

Голос 3: — Знать не хочу!

Голос 4: — Вы попробуйте целый день с теплого помещения да в холодильник с минус двадцать туда-сюда по сто раз. Вы на руки мои посмотрите, они все потрескались, кожа от перепадов сохнет, все потрескалось.

(Обменник с опозданием в три минуты открывается. Женщина с большими сумками была в очереди первой и уже меняет рубли. Женщина в шубе – вторая в очереди, готовит рубли для обмена, ей был неприятен весь этот спор, не хочет больше вообще ничего говорить, только в мыслях подумает: “Проблема полов налицо”.)

Голос 4: — Думал сегодня на рыбалку сходить, развеяться, отойти. Пришел опарыша купить на рыболовном. И тут непруха, пиздец какой-то всемирный сделался, брат позвонил, сказал, что опять эта девальвация, вот стою. Разве это жизнь, все нервы сгорели уже.

Голос 3: — Правильно, успокоиться надо.

Голос 4: — Слышь. (Обращается к аккуратному парню.) Может выпить хочешь?

Голос 2: — Я не пью, извините.

Голос 4: — Ага, а еще говоришь не голубой. Ладно, тогда очередь мою забей, я сейчас приду, тут где-то пиво живое продавалось.

(Мужчина уходит, остальные молча стоят в очереди при своих мыслях.)

(Около Церкви евангельских христиан-баптистов, ЕХБ, Минск. Люди в хорошем расположении духа, гуляют, ждут начала проповеди. Прихожанам церкви запрещено иметь дома телевизор и радио. Голос 1 – худощавый мужчина, около сорока пяти лет, давно ходит в церковь. Голос 2 – женщина, около пятидесяти лет, совсем недавно стала прихожанкой. Голос 3 – девушка, до тридцати лет, пришла в церковь с родителями.)

Голос 1: — Мы же сами себя уничтожаем, сами себя. Сколько он, человек еще сможет прожить на этой Земле? Если так к ней относится. Если мы не будем думать об экологии, значит нам наплевать на будущее наших детей.

— Да, конечно.

— Это так.

Голос 1: — Надо же думать каждому как мы живем и что после себя оставляем. “Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?”

Голос 2: — Прально, прально сказано, да. Вот эти цылафанавые пакеты например. Сколько мы ими мусара после себя аставляем! В магазине все упакована в эти пакеты или даже в два. Все в отдельном пакетике, а они и не нужны. Приходишь домой, раскладываешь в холодильник прадукты – и весь этот цылафан сразу же выкидаешь.

— Да.

Голос 2: — Все ради денег, личного обагащения. Зачем все пакавать в пакеты, если они не нужные патом, это просто нажива. Приносишь и сразу выкидаешь.

Голос 3: — Знаете, я слышала, что есть страны, где целлофановая упаковка, пакеты совсем запрещены. Например, я слышала, что они запрещены в одной африканской стране – в Руанде. Даже кто прилетает на самолете, в аэропорту у них все целлофановые пакеты отбирают.

(Возникает неловкая пауза. К этой информации возникло недоверие, точнее к источнику этой информации. Другие прихожане, видимо, заподозрили, что источником ее может быть телевизор или радио.)

— Может и так. Вот значит можно прожить без этих пакетов.

Голос 1: — Мы должны служить примером другим, мы с вами.

Голос 2: — На природу куда не придешь – визде эти бутылки, намусарена. А на балконе, стоит курит, а патом акурки у низ брасает. Не думают, ни о чем не думают люди! Как хотят дальше жить…

Голос 1: — Они губят себя. Мы должны быть примером для всех.

Голос 2: — Ага-ага. А вот это вот, до сих пор, до сих пор же некаторые выкидают мусар прямо у ведро, а из ведра высыпают у мусараправод, пакеты мусарные жалеют купить и культурна в пакете выкидать. Это же все раскидывается по кантейнеру, разлетается, воняет. Взял застелил пакет у ведро, патом в конце завязал его и аккуратненько у мусараправод. Не хотят жить нормально! Не думают! И еще чего-то хотят…

Голос 3: — Так это получается опять использование целлофановых пакетов.

Голос 2: — Тиха, тиха девачка… Я же про другое говорю, это другой случай, это вопрос аккуратности и чистаплотнасти. А ты что без пакета выкидаешь?

Голос 3: — Я не, я…

Голос 2: — Думать надо! Вот так себя и губит челавечество. Правильна он гаварит – о детях бы подумали.

(Пауза.)

Голос 1: — Пойдемте уже, уже собираются, сейчас будет проповедь.

(На рынке Секонд Хенд, ТЦ “Ждановичи”, декабрь две тысячи четырнадцатого года. Человек похожий на Максима Досько. О болезни.)

— Мне писали в личных сообщениях, социальных сетях и на почту, что я куда-то делся в последнее время, пропал… В общем мне делали операцию, то есть я болел. Операция на лице, диагноз: “ Абсцедирующая атерома щечной области справа”. Только не смотрите это в интернете, потому что картинки очень неприятные. Была обычная болячка на щеке, просто прыщик. Со временем превратилась в большую такую штуку, опухоль. Я думал, что пройдет сама, использовал мази. Не пользуйтесь мазью “Линимент бальзамический (по Вишневскому)”, в быту ее называют “вишневской мазью”, ее практически нигде в мире уже не применяют, это устаревшее средство, но у нас популярно; опасность ее в том, что можно получить тяжелейшие последствия, то есть она может и помочь, а может вызвать заражение крови. Я не использовал эту мазь, я использовал “Левомеколь” и “Пиолизин”, это мази антибактериального действия. Но не помогло совсем, опухоль только усилилась. Пошел к хирургу, а если на лице что-нибудь такое, то это к хирургу-стоматологу. Хирург в поликлинике по месту жительства не стал сам браться за операцию и дал направление в Одиннадцатую городскую клиническую больницу Минска, на Корженевского четыре. Делали операцию. Справка номер девяносто два восемьдесят семь, оказана медпомощь: “Под м/а Sol.Lidacaini 2% 2.0ml произведено ПХО гнойного очага, м/о Sol.Chlorgexidini 0.05, дренаж марлевый пропитанный гипертоническим р-ром, асептическая повязка”. То есть два шприца анестезии рядом с опухолью и под нее, разрез скальпелем миллиметров семь, специальными зажимами хирург растягивает разрез и удаляет из полости опухоли образовавшуюся там капсулу, в которой гной. У меня было много гноя. Очень неприятно, когда кожу разреза сильно растягивают, неприятно и как-то даже страшно. После этого там все обеззараживают и делается дренаж: вставляется хирургическая резинка, просто кусочек плоской резинки, чтобы края раны не смыкались сразу и из полости в последующем вышло все, что там могло остаться. Делают повязку из бинта и марли, на всю щеку и обильно приклеивают лейкопластырем. После таких операций, так как пациент может сам передвигаться, в стационар не отправляют, лечение амбулаторно, то есть в больницу не кладут. Прописывают курс антибиотиков: “Амоксициллин 0.5 1 таб. 3 р/д 6 дней, Трихопол 0.25 1 таб. 2 р/д 6 дней, Фенкарол 0.25 1 таб. перед сном 6 дней”, и каждый день необходимо ходить к хирургу-стоматологу по месту жительства для наблюдения и перевязок. Резинку меняют при каждой перевязке пять дней, потом ее убирают и рану ведут на заживление.
К сожалению, на этом не закончилось. Обидно, но через две недели, после того как повязку сняли, атерома в том же месте возобновилась. Рецидив атеромы возможен в десяти – пятнадцати процентах случаев по разным причинам. Производилась повторная операция…
Теперь на этом месте, внизу правой щеки, у меня остался рубец. Вот здесь. (Показывает.) Возможно, со временем шрам рассосется и рубца не останется, а возможно и останется на всю жизнь.

Грустный период жизни, но и в нем были плюсы. Во-первых, не надо было ничего делать и ходить на работу, во-вторых, прописали курс антибиотиков, и поэтому категорически нельзя было употреблять любые алкогольные напитки – опять перестал пить.

Думаю все будет хорошо, сейчас декабрь и скоро Новый год, наверное в Новом году все будет хорошо, хотя первого января у меня попадает рабочая смена. (Максим Досько работает дежурным электромонтером.)

Не хочется, чтобы Конец Света произошел сейчас, пусть это произойдет позже…

(Там же. Человек похожий на Максима Досько. О творчестве.)

— Я продолжаю заниматься различными творческими практиками, в том числе фотографией и драматургией. Но долго размышляя во время болезни, пришел к мнению, что на данный момент я очень близок к тому, чтобы полностью отказаться от публичной жизни. Думаю, это не повредит мне, а тем более ничем не навредит кому-то еще, кроме того позволит повысить качество моих произведений.
То есть я, конечно же, хочу иметь большую аудиторию, известность моего творчества, но при этом в силу определенных причин и личных убеждений для меня не возможно существование моей личности в публичном пространстве, это для меня уже определенно ясно.

(Там же. Человек похожий на Максима Досько. О футболке и Шекспире.)

— Вы иногда могли видеть меня в майке, футболке с изображением Шекспира. И теперь, когда мое творчество так или иначе связано с театром, это выглядит как бы к месту, но при этом и несколько претенциозно, манерно. Так вот, я купил эту футболку именно на этом Секонд Хенде, и очень давно, еще в то время, когда даже и не думал о драматургии, театре и подобном, был начинающим фотографом. Я естественно и тогда знал Шекспира в лицо, вытянул эту майку из огромной кучи и мне она показалась интересной, “с приколом”. И вот через некоторое время меня стали называть и драматургом тоже. Поэтому я уверен, что этот Секонд Хенд производит на меня некое определенное влияние.

(Проекция фотографии, футболка.)

photo_wsh

(К тексту прилагается та самая футболка с изображением Уильяма Шекспира.)

— Кроме того, недавно я узнал, что совсем недалеко от рынка Секонд Хенд, на строительном рынке, работает известный беларуский драматург Павел Рассолько, что тоже видимо не просто так…

(Павел Рассолько – известный беларуский драматург, композитор, музыкант-электронщик, один из тех, кто стоит у истоков беларуской новой драмы.)

(В две тысячи тринадцатом году Павел Рассолько написал экспериментальную и довольно интересную mp3-пьесу “Как выгодно продать бульдозер с пробегом”. Она представляет собой аудиофайл длиной более тридцати минут, включающий авторскую музыку, различные звуки, диктофонные записи. Пьесу лучше слушать в наушниках и спокойной обстановке.)

(На рынке Секонд Хенд, ТЦ “Ждановичи”. Павел Рассолько, на тему об отношении полов. Также присутствует Стекольщик Артемка – примечательная личность, известная подписчикам Ютьюб канала Павела Рассолько.)

Павел Рассолько: — Здравствуйте.

Стекольщик Артемка: — Привет.

Павел Рассолько: — Э-э-э. Я не знаю, что надо сейчас сказать про искусство. Но вот сегодня здесь, я слышал спор об отношениях полов и вот только вчера у меня на работе был случай, я стекло продаю, если что. Заходит клиент, показывает осколок. Он: “Такое стекло есть?” Я: “Есть”. Он: “На балконе пьяный покурил, выходил, повело и локтем расхуячил на кухне”.

Стекольщик Артемка: — Что бы было понятно: у него балкон на кухне, не в другой комнате, а на кухне, с кухни вход.

Павел Рассолько: — … “и локтем расхуячил на кухне”. Я: “Бывает”. Он: “Ща жонке позвоню, пусть померяет размер”. Он набирает номер и слушает гудки. Он: “Да бери ты трубку пизда… Алло! Померяй стекло, я тут на рынке. Да. Давай быстро”. Он кладет трубку. Он: “Щас как намеряет, курица блядь…” Звонок. Он: “Ало! Диктуй. Так… Хорошо… Шестьдесят на тридцать. Понял. Давай. Если не подойдет – я его тебе на голове разобью. Давай!” … У меня вопрос к женской аудитории – что заставляет вас жить с такими мужьями?

Стекольщик Артемка: — Это из жизни! … Курение убивает!

(В парке имени Янки Купалы, Минск. Десятого мая две тысячи тринадцатого года.)

— Не помню, в каком своем произведении Василь Быков сказал о восприятии молодым поколением войны. Там уже в мирное, далеко послевоенное время, девятого мая две девушки пришли на салют, веселились и радовались яркому зрелищу: “Мабыць для iх самае рэальнае ўвасабленне вайны – вось гэты салют. Кнiжкi аб ёй – самота, гiсторыя – таксама”.

— Вот именно. Это так. Еду недавно из Глубокого в Минск, а там же Хатынь проезжаешь по этой трассе. Так смотрю – молодая пара, фотографируются на фоне этого памятника, знака Хатынь, улыбаются, позируют.

— Потому что все эти парады, салюты – это не то, просто красиво, не то. Получается мы “чтим”, а смысл потеряли, не знаем ничего, точнее не понимаем. Важнее не помнить, а понимать, наверно так.

(На пляже озера Свитязь, Новогрудский район Гродненской области, Беларусь. Трое парней, около тридцати лет. Июль, многолюдно, рассказ постоянно перебивается смехом и выкриками соседних компаний.)

(парадируя, кривляясь): — Валик с Баронам уже прывыкли па-багатаму, яны не могуть па-беднаму, икру ядим, тады еура губы выцираем. Валик еу икру и пяцисоткай еура губы выцирау.

— Срал под Экомедсервисом и подтирался сторублевыми купюрами.

— Талончиком, Дрозд.

— Дрозд срал под Экомедсервисом?

— А чего ты про экомед…, чего ты про это вспомнил, при чем тут…

— Ну просто в одном произведении есть такое, про Экомедсервис и сторублевки.

— Произведении?..

— Пьесе.

— Дрозд бляха срал под Экомедсервисом!

— Гы-гы-гы. Ну бля, истории как обычно…

— Не рассказывал я это разве?

— Не помню такого. Когда это было?

— Дак короче шли мы с Дроздом со стройки… Это был тот день, вот помнишь ты мне фотки скидывал, и там такая будка, теплоузел.

— Ну.

— Мы короче пьяные ломались в эту будку, короче. Никак не могли залезть – пошли на стройку. Дрозду тогда еще нечисть казалась в тот день, короче. Меня тогда током дало на стройке… Тогда такой насыщенный день был!

— Как тебя током дало? Гы-гы.

— Куда ты полез там? Гы-гы-гы-гы.

— Ну короче, ломали эту будку, ломали, думали погреться. Там теплоузел, короче.

— Так где тебя там током ебануло? Гы-гы.

— Слушай! Это потом меня ебануло. Вот, короче, в будку не могли залезть – Дрозд залез на крышу будки, думал там какой-нибудь люк есть. Люка не оказалось. Смотрю, рядом люк есть, обычный этот. Открываем, да, смотрим, знаешь, такой туман внутри, глубоко. Не, думаем, мы пьяные сюда не полезем точно. Гы-гы. А рядом стройка, дом строился. Гы-гы. Пришли с Дроздом на эту стройку, зашли по лестнице на второй этаж, там на третий, на четвертый, а там какой-то трансформатор гудит, короче. Я там знаешь, как, по привычке орудовать стал, знаешь. Выключать… Как треснуло меня, короче, этим током! У меня сразу все мысли – надо отсюда валить. А Дрозд повыкручивал лампочек там. А-а-а, мы хотели лампочек в общагу, Дрозд понавыкручивал лампочек. И мы, короче, выходим, да. Дрозд такой, уже зима, пар выходит, он такой: “Гринько, здесь кто-то есть!..” Я говорю: “Что есть?” Гы-гы. Такой: “Ты видишь?” Я говорю: “Не вижу”. И тут, знаешь, Дрозду на очко стало жать. Знаешь, смотрю, такое – деревья, такие какие-то большие. И Дрозд такой, стоит, стоит: “А-э-э-э!” Такой, бросает лампочки аб землю, разбивает все, знаешь, и бежать начинает. Гы-гы-гы.

— Гы-гы.

— Белка, епт.

— Да! Короче, вышли мы к этому к Макдональдсу на Бангалое. Пошли на мусорку бляха. Ну, начали рыться в этой мусорке, да.

— Блять! Жрали с мусорки, что ли? Пиздец. Фу, бля, позорище.

— Да мы пьяные были какие! Тем более там мусорки около Макдональдса их чистые. Дак короче рылись в этих мусорках. Нашли там колу, эта вот, и картошку фри. Сожрали этот картофель фри. Дрозд такой: “Э! Колы дай!” Гы-гы-гы. А рядом бомж стоит и в таком диком недоумении, знаешь, так смотрит на нас и не знает даже что сказать. А у нас бухло было, у нас еще было пол бутылки чернила нольпятки, короче. А я на стройке там, получается какие-то ящики там лежали, я оторвал кусочек, не знаю, не знаю нахера, да, я оторвал кусочек бумажки, ну вот как талончик. На транспорт талончик, мелкая такая бумажка, ну. Прошли, и Дрозд такой, что-то срать наперло. А, знаешь, такое что-то Экомедсервис… Гы-гы.

— Там наверно Экомедсервиса нет, он на Толстого.

- Или что-то другое… Ну, короче, такое какое-то здание, модное. Дрозд такой немножко спустился туда и такой видно – срет! Короче, там. Посрал, такой, такой, стоит такой, сидит: “Бля, у тебя есть чего, подтереться чем?” А я ж нашел, взял на стройке эту бумажку, да, херню эту. Знаете в чем прикол? Как говорит Задорнов – наберите воздуха… Дрозд ее на два раза растянул! Гы-гы-гы-гы.

— Гы-гы-гы-гы.

— Гы-гы-гы.

— На два раза! Я не знаю как он там. Знаешь, на палец как то одел, такой…

— Гы-гы-гы.

— Потом, короче, Дрозд такой, такой: “Блять, шо-нибудь еще есть?” Я говорю: “Нет”. Дрозд такой, такой, молча одел штаны и пошел. Гы-гы-гы-гы.

— Гы-гы-гы-гы.

— Такой, типа — ну нет, так нет… Гы-гы.

— Гы-гы-гы. О-о-о-о! Ептваюмать!

— От интересно, он помнит сам это или нет?

— А ладно, давай выпьем, а то уже нагрели.

— А как Дрозд пьяный трупом в трамвае лежал. На все сиденье, три остановки, люди стоят… Я такой…

— Ладно, давай выпьем, потом расскажешь.

— А как, помнишь эту мировую историю, как Дрозд в кинотеатре сидел, в этом, слышь, вентиляционном коллекторе.

— Ну ладно, выпьем, это как в той песне: за тех, кого сегодня с нами нет.

— Давай.

— Ху.

— Как он в этом кинотеатре Мир решетки выносил…
Там короче, мы тягались как обычно пьяные, а там возле кинотеатра малые какие-то лазили. Они что-то с нами потом ходили. И малые, в общем, показали нам там за кинотеатром шахту эту вентиляционную. И мы с Дроздом туда, хер знает чего, решили залезть в кинотеатр через эту вентиляцию. Дрозд такой полез, мобилой светит. А я стою. Тут, хуяк, малые куда-то побежали. Я такой думаю, что такое… Смотрю менты идут. Я Дрозд кричу: “Вылазь, менты”. И сам побежал. И самое что интересное, я ж не знал, что он там сидит, в коллекторе, я думал он в кинотеатр залез. А менты посвятили туда фонариком, не увидели ничего и закрыли этот коллектор на замок.

— Это наверно сторож был или охрана.

— Не знаю. Бухие в говно, зима ж тогда. Я звоню Дрозду, а он типа: “Не знаю, не могу вылезти”. Я говорю: “Ты что, дурак, не можешь там в кинотеатре найти, выйти”. Он: “Я тут не могу, куда тут, куда тут ползти, что тут, не знаю…”

— Гы-гы-гы.

— Гы-гы.

— А прикинь… Гы-гы. Темнота. И у него села труба еще, бляха. И он в этой шахте узенькой, там, где вот еле сам вмещаешься. Он сначала хотел влезть в небольшие отводы там с боков, узкие совсем такие.

— Если б туда он влез – и пиздец бы ему был.

— Да! Если б, он там застрял где, придурок…

— И менты ж закрыли оказывается эту шахту на замок. И Дрозд остался там сидеть. Я пришел, стою около кинотеатра, не знаю где этот Дрозд, мобила не отвечает. Малые тоже пришли.
И тут! Слышь, тока – бух-бух-бух! Я так слышу откуда-то – бах-бах! А там, знаешь, решетки эти здоровенные, они такие тяжелые, чугунные, толстые, и так в стену вбетонированы, высота метра два. И тока – бах-бах! И там, и эта решетка вылетает, и, знаешь, так – бу-бу-х!, бляха. И такое, знаешь: “О-о-о, ы-ы-ы”, Дрозд такой весь белый, в паутине, там годами паутина эта, он такой: “О-о-о, бля, э-э-э”. В пыли весь. И такой вылазит, глянул, глянул и спрятался, потом видит – мы, и такой молчит, в своей этой куртке дутой, как Винни-Пух такой: “Ху-х, ух, ху-х”. И малые так, в шоке: “Ну терминатор, ну терминатор!” Потом отряхивали его, куртку ему чистили, снегом мыли.
Тогда ж такой день был… А все началось с того, что мы поехали с Дроздом устраиваться на работу в центр социальной типа занятости населения.

— Гы-гы-гы.

— А-а-а, Дрозд еще подрочил перед этим, да? Гы-гы-гы.

— Не, эта ж другая история, в другой раз.
Это мы пошли на собеседование грузчиком. И знаешь это так, Дрозд пошел на собеседование, потом меня ждал, потом нечем было заняться – он пошел подрочил за дом какой-то там. Гы-гы-гы.

— Гы-гы-гы-гы.

— О-о-е-е-е. Епт. Гы-гы-гы.

— Там еще улица такая была. На переулке, э-э-э, как это было… Такое дебильное название. Эта, м-м-м, улица такая. Гиппо там… Асаналиева! Вот, переулок Асаналиева.

(Эти истории происходили с Дроздом и Гринько во время их студенческой жизни. Сейчас они оба работают на крупных беларуских промышленных предприятиях. Дрозд – инженер. Гринько – уже начальник отдела автоматизации и приводной техники.)

(Гринько писал в то время стихи. Любовная лирика.)

— В подъезде мокром,
Под раскаты грома ночью,
У батареи под запыленным стеклом
С тобой мы обнимались крепко очень
И думали, конечно, об одном.
А за окном природа бушевала,
За молнией следовал гром!
И ты ко мне сильнее прижималась,
Хоть от меня несло плохим вином.
Но ты ж меня за что-то полюбила,
И таяла в объятиях моих,
Когда бутылка крепкого бодрила,
На небо уносило нас двоих.
И покрывая тело поцелуем,
Ты для меня готова сделать все.
Я – твой кумир!
Мы вместе вечно будем.
И бахнем по четыреста еще.
Ты мертвая!
Раздавленная блядь!
Готовая отдаться за бутылку.
И чистой тебе уж больше не бывать,
И не зашить твою большую дырку.
А кто же я? – справедлив вопрос.
А я студен, который жил красиво!
И в тот момент, когда ты пила первый тост,
Я в подворотне с пацанами пил чернило.
Как оказались вместе мы с тобой?!
Отвергнутые обществом и строем.
Да я не помню,
Ведь вечно был бухой,
И мозг отравлен сильно алкоголем.
– – –
Вот этот сон приснился как-то мне.
И находясь под страшным впечатлением,
Отверг я фразу: “Истина в вине”,
И больше в жизни не страдал похмельем.
Я женился, хорошо и жил,
Не отравляя печень алкоголем.
Фу-х, слава богу, это сон всего лишь был.
Фу-х, слава богу – счастье, я не скрою!

(В администрации Фрунзенского района города Минска. По поводу приватизации квартиры. В две тысячи тринадцатом году постановлением Правительства Беларуси было установлено, что всем собственникам жилья, полученного в советское время, необходимо в течение полугода приватизировать его по рыночной стоимости, иначе оно переходит в разряд арендного; десять процентов стоимости необходимо выплатить сразу, остальная сумма вносится ежемесячно равными долями в течение сорока лет. Большая очередь у кабинета номер сто двадцать четыре. Возникла нетипичная для ситуации тема. Голос 1 – пожилой мужчина, семьдесят – семьдесят пять лет, ветеран труда. Голос 2 – его сын, тридцать пять — сорок лет, алкоголик, с утра похмелился. Голос 3 – мужчина, около сорока пяти лет. Голос 4 – женщина, сорок три года, в очках с сильным увеличением, мечтает стать знаменитым писателем, не совсем адекватна.)

Голос 1: — Как это так, как так, а? Всю жизнь жил, думал моя это квартира, а тут оказывается, что нет, оказывается совсем не моя, а полностью государственная. А я так думаю, что я ее отработал в то время, не просто так мне ее дали, я за нее горб гнул. И получается что, что плачу за свое же… Вот государство, вот так с пенсионеров дерет.

Голос 3: — Дерет, дерет, еще как сейчас сумму скажут, обалдеете вконец.

Голос 1: — И сколько могут насчитать?

Голос 3: — Сколько комнат? Год?

Голос 1: — Три, семьдесят первый.

Голос 3: — Ну, миллиончиков под сто готовьте.

Голос 1: — Да ну, не может быть.

Голос 3: — Может и больше.

Голос 1: — Вот так, м-м-м-м, вот такое уважение к нам, за наш труд. Я ветеран труда, всю жизнь…

Голос 2: — Слушай, батька, что воняет тут. Не пойму капустой или чем…

Голос 1: — Грабеж.

Голос 2: — Бляха, вонище, говном…

Голос 1 (шепотом): - Уймись, стой тихо. Сказал же, сегодня пойдем по квартире, не пей, а тебе хоть в лоб, хоть по лбу.

Голос 2: — Твою ж мать! Бать, а это же я в дерьмо вступил. (Рассматривает свой правый ботинок.) Ой, блять, да посмотри, посмотри как, по сторонам разлезлось.

Голос 1: — Тихо, ты, тихо.

(Смех в очереди.)

Голос 3: — Слушайте, а да, вопрос правильный подняли. Где тут туалет, общественный туалет здесь есть?

Голос 2: — Ну я и вгваздался!

(Смех в очереди.)

Голос 3: — Или у них только служебный, а людского нет?

(В глубине очереди, вздыхая.)

— Вот и я говорю, нет культуры в обществе, нет.

(В глубине очереди, басом.)

— Нет тут туалета, я спрашивал.

Голос 3: — Ага, вот так вот, какое отношение к людям…

Голос 4: — У вас диарея что ли, да? У меня есть отличные таблетки с собой для этого – “Линекс”, капсулы. Там не просто перестает хотеться, а восстанавливает микрофлору, там убиваются вредные бактерии и вводятся полезные. Вот у меня, знаете, была проблема с диареей, от молочного особенно постоянно, постоянно, знаете. Стала “Линекс” пить – и вот почти прошло, крайне редко теперь бывает.

(Смех в очереди.)

Голос 3: — Да я не хочу в туалет, с чего вы взяли, я просто вопрос наличия его поднял.

(Из очереди. Парень в шапке с помпоном.)

— А что-то действительно воняет. Ха-ха-ха.

Голос 2: — Завоняло, завоняло… Ты ж посмотри в какую я хреновину влез, какая ж это кучища была. Найду гада кто сделал – забью, бля.

Голос 1 (шепотом): — Тише ты придурок, стыдно. Иди на улицу скинь, вытри все это. (Дает носовой платок.)

Голос 4: — А вы знаете, вообще-то многие великие люди страдали диареей.

(Смех в очереди.)

— И кто же?

Голос 4: — Ленин, Троцкий, Крупская, Горький.

— Я смотрю, коммунистам это свойственно. Гы-гы-гы-гы.

Голос 4: — Платон, Колумб, Чайковский, Тициан, Шопенгауэр, Чаплин и другие.

(Смех в очереди.)

Голос 3: — А вы тоже в великие метите?

Голос 4: — Пока еще нет, но мне всего сорок три, передо мной открытая книга жизни!

Голос 2: — Угу, бля, смотри чтоб в сорок три твоя книга не закрылась, а потом вскорости ее на макулатуру не сдали.

Голос 1 (шепотом): — Иди на улицу я тебе говорю, не разноси здесь, стыдно.

Голос 4: — Я писательница. Я пишу романы! Романы! Я бы вас попросила…

(Смех в очереди.)

Голос 2: — Слушайте, раз пошла такая тема. Я вот что скажу. Это в голове у меня не укладывается. (Говорит сбивчиво, медленно.) У нас на Каменной горке, это я там у женщины живу, у девушки своей, а отец живет на Одоевского. Так там в Каменной горке около метро, напротив Материка (строительный гипермаркет), строят развлекательный центр и супергипермаркет. И вокруг стройки идет забор высокий, он до самого метро идет. Там дорожка идет вдоль забора, прямо идет, а у самого входа в метро, метрах в десяти сворачивает немного и по правой стороне этот забор. Так вот там, где тротуар сворачивает, на углу постоянно под забором насрана. Вы понимаете! Постоянно.

(Смех в очереди. Много людей смеется.)

Голос 2: — Не, это я не, вы не, не подумайте, это я не там влез сегодня, точно не там. Я же к отцу заезжал, я бы заметил, я ж к нему заходил.

(Смех.)

Голос 2: — И место то там не укромное, не видно только что с автобусной остановки, а так отовсюду все видно, просмра…, просра…, тьфу, просматривается. Постоянно насрана по-новому. Насрана! Уж извиняюсь за подробности, но я пять раз по-новому насчитал, точно.

(Громкий смех в очереди. Люди смеются.)

Голос 2: — Гы-гы-гы-гы. Представляете что! Вот вам и культура. Гы-гы.

(Во время всего рассказа пожилой мужчина, отец, пытался остановить сына, дергал его, ругал его, но тот не реагировал, ему было приятно находиться в центре внимания. Рассказ очень рассмешил людей, много людей смеялось. Отцу было стыдно за сына, ему давно не было так стыдно, он не смог там больше находится и ушел, забыв свою трость. Сын еще некоторое время был там, пытался шутить, позже тоже ушел. Женщина, мечтающая стать знаменитым писателем, догоняла его, чтобы отдать трость отца.)

Голос Константина Ступина:

— Заведующий вновь обращается к людям. Ситуация сложная, но он обещает найти выход, сделать все возможное, держать все под контролем.

— Но на самом деле Заведующий будет обманывать их. Он так ничего и не знает, он хочет в первую очередь спасти себя, ему наплевать на людей.

— Он будет грести добро под себя и сколотит сильную команду из своих подчиненных, мясников.

— Только мясники обладают оружием здесь, они имеют ножи.

— Периодически слышен гул в отдалении и мерцает свет.

— Есть подозрения, что Ртуть наступает и территория становится меньше.

(В Белорусском государственном университете информатики и радиоэлектроники. Голос 1 – мужчина, сорок семь лет, преподаватель дисциплины “РЭУ и комплексы”. Голос 2 – мужчина, тридцать лет, ассистент кафедры радиотехнических систем, еще в школе решил связать свою жизнь с наукой. Голос 3 – женщина, сорок девять лет, преподаватель кафедры общеобразовательных дисциплин, страдает хроническим панкреатитом.)

Голос 1: — Не секрет, политика – грязное дело. Политикой честный человек заниматься не будет никогда. Ему совесть не позволит. А придется рано или поздно врать и обманывать людей.

Голос 2: — Есть идейные люди, они за идею борются.

Голос 3: — Таких мало. Их редко куда допускают.

Голос 1: — Идейные – это редко. Это борцы. Сейчас таких нет.

Голос 2: — Почему вы так думаете?

Голос 1: — Нету таких. Все под себя гребут, о себе думают, это алчность, жадность. Он сразу такой, справедливый, честный, за народ, прикидывается, а потом когда власть у него в руках – делает что хочет, настоящее лицо показывает.

Голос 2: — Ну прямо таки нормальных людей нет нигде. Ну вот разве среди нас, людей все негодяи, все жадные, эгоисты? Возьмите своих знакомых, родственников, да и родителей, например. Все такие уроды?

Голос 3: — Это правда, есть прекрасные люди, как например мои отец с матерью. Такую жизнь прожили тяжелую, а никогда, никогда чужого не брали и зла другим не желали. Тихо жили, мирно.

Голос 1: — Ты путаешь, ты не понимаешь. О чем сейчас ты говорил – о простых людях. Они ничего не имеют и поэтому так живут, им невозможно проявиться. А политика – другое то дело. Вот смотри, там же есть возможность управлять, то есть человек может проявиться, он может другими командовать. И тут сразу – оп! В мозгу у него переключается. Он владелец, он власть имущий. Вот, вот возьми, ты в шахматы умеешь играть? А?

Голос 2: — Умею, хорошо играю.

Голос 1: — Ну хорошо. Так, скажи, ты когда в шахматы играешь ты про фигуры думаешь?

Голос 2: — Конечно думаю, как играть тогда.

Голос 1: — Да нет, не в этом смысле. Ты думаешь о них как об отдельных вещах, ну блин, ну как объяснить, ты короче делаешь стратегию, но ты ж не думаешь о каждой фигуре в отдельности, то есть если б она была человеком, ты разве б думал о том, что он из себя представляет.

Голос 2: — По-моему не лучший пример, вы замудрили. Это не то.

Голос 1: — Да нет, да нет, просто ты не понял. Я тебе говорю – это политика. Вот, вот, знаешь такое…  Американцы поддерживали фашистов всю дорогу. Знаешь такое? Они и деньгами, и техникой их поддерживали. Сами же воевали и сами же поддерживали.

Голос 2: — Ну откуда вы эту дурь взяли? Нет, не слышал такого.

Голос 3: — Я слышала такое, да, сейчас признали этот факт уже, да.

Голос 1: — Кто первым про расы стал говорить, про белую расу, а? Генри Форд! Это он первым стал об этом говорить, что белая раса правильная, а остальные – в расход. Он даже газету какую-то выкупил и там статьи печатал, доказывающие это, для пропаганды.

Голос 2: — Я, э…

Голос 1: — Есть, есть эти статьи, все сохранилось, доказать можно. Его ж Гитлер уважал как сильно, награду ему даже сам лично какую-то вручал. У Гитлера над рабочим стулом, тьфу, столом портрет Форда все время висел. Форд заводы имел в Германии, в оккупированной Франции. И там не только машины делались… Генри Форд много, огромные деньги вложил в фашистов.

Голос 2: — Я это первый раз слышу.

Голос 1: — Есть, есть доказательства, все можно доказать. Просто правительству США это неудобный упрек и они скрывают это, нигде не говориться. А независимые историки раскрыли. Там еще кроме Форда и другие компании, эта, эта – Дженерал Моторс, танки ремонтировала, Кодак – пленки делала для пропагандических фильмов и химию для взрывчатки. Банки Рокфеллера деньги выделяли огромные немцам…

Голос 3: — А-а-а, да, да, это я слышала, это передача была, говорили. Точно, точно, по СТВ. Да, это правда такое было, да. Угу-угу.

Голос 1: — Хорошая передача. Там независимые эксперты, историки, ученые. “Теория заблуждений”, называется. Там все по фактам, не с головы.

Голос 2: — СТВ? По телевизору значит говорите…

Голос 1: — А потом после войны, когда в Германии и Франции союзники разбомбили заводы Форда, американское правительство выплачивало ему компенсацию. Представьте, как это, нормально?  А то, что военные преступники, немецкие фашисты туда, в Америку, сбежали и там их никто не судил, до смерти тихо-мирно прожили. Это как? А есть еще информация и фотографии, что до Второй мировой в США регулярно проводились фашистские шествия, флаги США и свастика…

Голос 2: — И вы сразу этому верите, так вот сразу доверяете?

Голос 1: — Ну так а как, это же факты! Я вам говорю, что большая политика так и есть… И вообще там все договорено. Богатеи, несколько самых богатых, все и ворочают.

Про Бен Ладена знаете? Агент ЦРУ, который работал против советской разведки, торговец оружием, тоже под крышей ЦРУ, выходец из влиятельной семьи, у его семьи был нефтяной бизнес и самые влиятельные лица в США были с этим бизнесом связаны… Семейство Бен Ладенов – партнер семейства Бушей по бизнесу, общая компания была во владении, это факты. А потом раз – и он главный преступник, самая большая угроза для США. Бен Ладен открыто говорил, что будет делать теракты в США, сотворит апокалипсис в мире, а никто, никто его не трогал. И тут – бац, и одиннадцатое сентября в Нью-Йорке. Сами американцы не верят, что это сделал один только Бен Ладен. Это спецслужбы… Там же как было…

Голос 2: — Может хватит…

Голос 1: — Ты слушай, слушай. Официально говориться, что это из-за пожара после столкновения поплавились несущие конструкции и здания рухнули. Но у огня температура не больше шестисот градусов, он не мог, никак не мог расплавить сталь, температура плавления стали выше полутора тысяч градусов. Ты сам это знаешь, это правда. А там все просто – стальные балки заранее взорвали, во многих местах заложили и взорвали. В пробах пыли специалисты нашли остатки вещества, термита, который применяется в военных целях для резки стали.

Голос 2: — Так и кто взорвал?

Голос 1: — Я ж говорю, термит нашли, его только военные используют. Взорвали спецслужбы! Потому то здания так ровненько и сложились. Кто, пока еще точно не знают, но спецслужбы в этом учувствовали точно!

Та же фигня и с Ираком, и с арабской весной, и с Угандой… В, в этой политике все ради денег, корысти или амбиций чьих-нибудь. Сколько смертей, воин… Сколько скрывается фактов.

Голос 2: — Вы уже далеко зашли. Я бы так не доверял слепо, подумайте…

Голос 1: — А про инопланетные посещения слышали? Про жидомасонский заговор?

Голос 2: — Извините, мне надо идти, у меня нет времени.

Голос 1: — Подожди… А то, что ученые давно предсказали апокалипсис, знают когда он будет, точную дату знают…

Голос 2: — Нет, я не слышал, извините, я пойду.

Голос 1: — Подожди…

(Фуршет после официального открытия Аквапарка на проспекте Победителей, Минск. Голос 1 – женщина. Голос 2 – мужчина. Голос 3 – пожилой депутат. Голос 4 – женщина.)

Голос 1: — А вот говорят, что Путин…

Голос 2: — Ну не, только про политику не будем тут сейчас пожалуйста.

Голос 1: — Да не про политику. Говорят, что у Путина с Кабаевой шуры-муры или что…

Голос 3: — Что за “Кабанаева”?

Голос 4: — Да не “Кабанаева”, а Кабаева, гимнастка это известная.

Голос 1: — Алина, по-моему.

Голос 2: — Слушайте, разве, разве нас это касается? Особенно тут. Что нам до них, это их президент и их дело. Какая разница беларусам у кого и что у Путина.

Голос 3: — Я не знаю такой…

Голос 1: — Вы наверно спортом совсем не интересуетесь, раз не знаете…

Голос 3: — Я – депутат, я политикой интересуюсь в основном.

Голос 1: — А-а-а, понято.

Голос 4 (тихо смеется): — Ха-ха-ха-ха.

(Разные голоса.)

— Ну ж Путин наворотил, ну ж наворотил, вся мировая общественность содрогнулась.

— И правильно, не только же все им.

— Такое накрутил, заварил кашу. И Медведев спокойно на это смотрит, такую политику может поддерживать, попустительствует.

— Один хрен… Заодно они.

— Путин нашему Лукашенке уже фору дал, епт.

— Буба и Боба!

(Женщина, около пятидесяти лет, работает в библиотеке города Воложин, Минской области. Дополнительно зарабатывает дома, делая самостоятельно декоративные цветные свечи. Не интересуется политикой.)

— Прэлесць!

(Двое мужчин в высоких сапогах играют в карты. Надеются, что пенсионный возраст для мужчин в Беларуси не увеличат. Не говорят о политике.)

— Знаешь гэты прыкол пра Зайчыка, як ён, кали малы быу, козы пасциу?

— Не, а што ён?

— Карочэ. Пайшоу Зайчык з бабкай сваёй козы пасциць на луг, матка паслала. Ну пасцили, пасцили, тут Зайчыку захацелася у туалет, ну па-бальшому. А ён жа не выгаварвау “р”. И кажа бабе: “Баба, я пайду пасялу”. Понял, да – “пасялу”, гы-гы.

— Гы-гы.

— А баба глухаватая ж яшчэ была. Я на гаворыць: “Чаго ты пойдзеш па гэтаму сялу, сядзи тут”.

— Гы-гы.

— Ён што-та пацярпеу трохи и апяць: “Баба, я пайду пасялу, я ужо не магу”. А баба зноу недачувае: “Чаго ты пойдзешь на тое сяло, сядзи ты тут, козы глядзи”.

— Гы-гы.

— Ён апяць церпиць, церпиць, ужо не можа зусим, калоцицца аж: “Баба, я пайду п-а-с-я-л-у!” Яна: “Да сядзи ты тут, не идзи никуды, чаго ты хадзиць будзеш”. А у яго ужо цярпенне кончылася, ён скидае штаны: “Ну пизда глухая! Тады тут буду слаць, з табою побач!” Гы-гы-гы.

— Гы-гы-гы-гы.

(Мужчина, шестьдесят два года, бывший пожарный. Обижен на власть.)

— Буба и Боба – два долбоеба!

(Женщина, около пятидесяти лет.)

— Прэлесць!

(Из песни группы Труд, “Один против всех”.)

— От телевизора пахнет кровью.
Моим согражданам нужен враг.
Их кулаки сжаты до боли,
Глаза их так страшно горят.
Их ненависть станет клеем,
Она склеит их навсегда.
Добро не смогло их объединить,
Так, как поиск врага.
– – –
Они совсем не имеют сомнений,
Они считают, что всегда правы.
Когда впереди высокие цели,
Любые средства для них хороши.
На них посмотришь – обычные люди,
А через миг уже готовы убить.
Как получилось, что между человеком и зверем
Такая тонкая нить?

(Программист, тридцать один год. На рабочем столе его ноутбука обои в виде бело-красно-белого флага и герба “Погоня”, но он не относит себя к “оппозиционерам”.)

-  Я, естественно, всегда говорю и пишу “Беларусь”, “Республика Беларусь”. Слово “белоруссия” меня бесит до ужаса, бе-ло-ру-сь-сь-сь-ия, фу бля. По российским телеканалам они до сих пор так часто называют, братья славяне херовы. Бе-ло-ру-сь-сь-сь-сь-ия, фу блять. Некоторые особо одаренные могут завернуть вообще “республика белоруссия”. Я считаю, это неуважение, не ошибка, не привычка, а – неуважение.
И я всегда еще пишу “беларуский”, хотя это неправильно, по правилам русского языка, как в школе учат надо – “белорусский”. А вообще по самым правильным правилам надо – “беларусский”, через “а” с двумя “с”. Но я пишу “беларуский”. Что бы в слове не было части “русский”. Считаю, что имею право так писать, если хочу, имею. Везде так пишу, и даже в документах прокатывает.
Вот еще. У нас есть партия в стране, как бы основная и лидирующая, правда не совсем партия вроде, общественное объединение – Белая Русь. Какой моральный урод и предатель давал такое название? Что, нельзя другое, по-другому, почему надо обязательно обозначить “Русь”. В метро одно время было типа поздравление: “Республиканское общественное объединение Белая Русь поздравляет вас с Новым годом и Рождеством и желает…”, тра-та-та что то там желает. Аж мутило меня каждый раз это слушать, каждый день – Белая Русь, Белая Русь, Русь, Русь, Русь.
Или вот реклама тоже, в городе видел на растяжках и билбордах: “Слушайте на Пилот-ФМ проект БелаРусь Молодая”. То есть БелаРусь написано в одно слово, но “Русь” с большой буквы. Опять же злюсь и не понимаю – ну нахера, нахера это? Что, просто “Беларусь” нельзя было написать?
Я живу в Беларуси, в Беларуси! А не в какой не Руси, типа “белой” Руси. Типа в Руси, но чуть-чуть другой, “белой” и попроще и поменьше.
Идиотизм.

(Водитель мусоровоза, пятьдесят пять лет. Родом с Полесья, Гомельской области. Говорить почти на беларуском языке. Не любит город.)

— Прыехау сын з вёски у горад жыць. Ну пажыу там и неяк прыехау да бацьки пагасциць. Ходзиць па двару, гуляе, бацька нешта рабиу, кажа: “Сынок прыняси грабли”. Сын: “Ой папа я не знаю, что это такое…”. Пазней идзе гэты сын раницай у туалет, а там грабли на дарозе ляжали, ён наступае – грабли яму у лоб, бух. Крычыци: “От бляць гэтых граблей!”
Успомниу!

(Наладчик контрольно-измерительных приборов и автоматики ОАО “Интеграл”, беларуского производителя микроэлектронных компонентов и изделий электронной техники. Тридцать один год. Хочет уволиться с завода, так как зарплата очень низкая, но ему не подписывают заявление об увольнении уже больше года, ссылаясь на отсутствие квалифицированных наладчиков на предприятии.)

— В этом году ездил же в Браслав, на Браславские озера, я рассказывал. Так сейчас вот что вспомнил, про братство народов.  … У нас стоянка была на озере Струсто, с бывшими одногруппниками двумя с Радиотехнического ездил, я рассказывал. Стоянки там хорошие, с беседками, с кострищами, Струсто это километров семь или десять от Браслава. Поехали мы с утра в Браслав, закупиться и поесть чего в кафешке. Естественно утром мы были с жесточайшего бадуна. (Говорит, копируя произношение первого президента Республики Беларусь, Александра Григорьевича Лукашенко, с подчеркиванием “ч”. Жесточайше, жесточайший, жесточайшая, жесточайшее, жесточайшие.) По местности мы передвигались на мотоцикле Семена, советский “Урал” с коляской. Приехали короче в Браслав, состояние муторное, грустное, давит, решили сперва поесть немного, супчика какого или бульончика. Мы все время ходили в кафе “Клевер”, оно как типа аккуратная небольшая столовая, самообслуживание. Кстати репортаж на Онлайнере (веб сайт onliner.by) был про Браслав, так там фотки этого кафе есть, хорошее кафе, аккуратно и дешево. Взяли суп, картофельное пюре, по котлете, чай с булкой, а Семен еще с жадности пирожное кремовое взял. Сели в уголке там, кушаем. Я уже суп поел, тут подходит мужик к нам, лет сорок, обычный такой мужик, только тоже видно с бадуна. И такой: “О, привет мужики, что, отдыхаете после вчерашнего, ну и куда вчера делись вы?” Мы такие переглянулись, не поняли. “Ну, вчера в ресторане там (показывает вверх; на втором этаже, над Клевером – ресторан) гуляли вместе, а потом вы куда-то делись. Ну, я тебе еще денег одолжил (обращается к Семену)”. Мы опять переглянулись, Семен: “Мужчина, вы наверно обознались”. Пауза, мужик думает, мы не понимаем. “А, да, слушайте, я наверно обознался, извините мужики, извините”. И все равно стоит, потом к нам за стол подсел, сидит, мы молчим, непонятная пауза. Потом он: “А вы из Белоруссии, да?” Мы: “Ну, да”. Он: “Я из Подмосковья, но в Москве работаю, как все”. И дальше сидит, мы едим. Сидит, сидит, потом: “Мужики, я извиняюсь конечно, не одолжите мне на сто грамм похмелиться? Я вечером отдам”. Нашел простаков блин, понятное дело, сказали ему, что денег у нас нет. Он немного пытался нас уговорить, хотя бы не на сто, хотя бы чтоб на пятьдесят грамм дали. Не дали, но ничего грубо не говорили ему, просто что денег нет. Сидит опять, потом подскакивает со стула: “Ну вы мужики и козлы, бля, на каких-то сраных сто грамм зажали”. Громко сказал, на все кафе, другие посетители обратили внимание в нашу сторону. Разворачивается и демонстративно уходит, цепляя столы и стулья, размахивает руками. “Козлы!” Уходит, кассир говорит ему вести себя тише. “Да что вы мне, тоже мне, тоже мне Белоруссия, Белоруссия… Хуюссия!” И ушел. Мы сидим, вроде надо бы ему и пиздюлей за такое отвалить, оборзел мужик, Саша: “Надо бы этому русаку нос разбить или хотя бы в ухо дать”. Но блин, мы с похмелья жесточайшего (опять копирует произношение), не доели еще, ну его нафиг, не хочется связываться. … Поели, Семен пирожное свое не осилил, ходит с ним. Пошли в парк, точнее это не парк, а аллея с памятником освободителям Браслава Великой Отечественной. Сидим, отдыхаем, коматозное состояние понемногу проходит, отпускает. Переговорились и решили, что все-таки тому россиянину надо дать пизды, что он вообще не прав, надо ему объяснить, решили, если встретим его, то ебнем. Пошли искупаться в Дривятах, там крутой пляж, песочек, самое наверно популярное озеро на Браславах. Семен свое пирожное оставил на лавочке в аллее, все равно есть не будет. Искупались, позагорали. Мужика нигде там не встретили. Решили ехать на нашу стоянку, на Струсто. К мотоциклу через аллею шли, пирожное Семена никто не забрал, хоть полтора часа прошло. Зашли еще в “Клевер”, в туалет, там кстати на втором этаже нормальный туалет, даже бумага есть, бесплатный, а рядом на вокзале, куда все почти с пляжа ходят, пять тысяч стоит, и одну салфетку тока дадут. В “Клевере” мужика тоже не было…
Вот как… Белоруссия – Хуюссия! Братский народ, общая история…
Еще про Семена вспомнил. У него теща стукнутая. Он в Мяделе (город, районный центр в Минской области) живет, с ней в одном доме. Она короче дома повесила огромадный портрет Лукашенки в рамке, чуть ли не молицца на него, говорит, что надо чтобы он до смерти правил. Семен с ней мучается, она нормально так ебнутая. Всякой фигней вечно доводит, ну типа такого, вот когда его жена беременная была, так она: нельзя на негров смотреть, даже по телевизору, а то негр родится; нельзя в куриное говно вступить, а то выкидыш будет; нельзя с кошкой играть, иначе у ребенка будет много врагов; воду через порог не лей – ребенка часто рвать будет; нельзя есть рыбу и красные ягоды – ребенок будет немым…
А тачек с российскими номерами больше и больше у нас. А ведут себя за рулем по хамски же они… Привыкли у себя там.

— Во время гражданской войны и геноцида в Руанде (Восточная Африка) за сто дней в тысяча девятьсот девяносто четвертом году было убито по разным данным от восьмисот тысяч до миллиона человек. По скорости убийств геноцид в Руанде занимает первое место за всю историю двадцатого века.

(Историк-любитель, тридцать семь лет. Считает, что испытал психологическую травму в школе, когда в девятом классе, выпив на спор в туалете с горла бутылку водки, опозорился прямо на уроке и после перед директором и завучем — его стошнило много раз в классе, в коридоре, а также в кабинете директора. Называет себя специалистом конфликтологии.)

— Руанду населяют две народности: хуту и тутси. Сначала в этом регионе поселились во втором веке нашей эры хуту, они притеснили коренной народ тва и стали этническим большинством здесь, а в шестнадцатом веке сюда пришли тутси. Хуту — земледельцы, тутси – скотоводы. Тутси, как более развитые, стали притеснять хуту. Зажиточную и знатную часть населения представляли тутси, а хуту – бедняки. Потом там все, естественно, перемешалось, народности перемешались за долгое время, кто где сложно определить, а понятия “хуту” и “тутси” стали больше ассоциироваться с положением в обществе, ну как дворяне и крестьяне.
В начале двадцатого века Бельгия захватила Руанду, сделав ее своей колонией. Тутси были назначены к управлению. Тутси правили, хуту работали. Но тут, в середине двадцатого века, тутси очень захотели независимости страны, и бельгийская колониальная администрация в своих целях сместила руководителей-тутси, подстрекала хуту к агрессии и в итоге привела их к власти. Это называется демократической революцией. С семьдесят третьего года страной руководил такой Хаби…, Хаби-ри…, Хабиаримана, естественно хуту. Гордый народ тутси не сдавался, ими был образован в восьмидесятых Руандийский патриотический фронт (РПФ), хотя туда и хуту входили. В начале девяностых правителство Руанды и этот РПФ стали конкретно враждовать, происходили частые столкновения, гибли сотни. В ООН решили их помирить и Хаби…, Хабиаримана подписал с руководством РПФ мирный договор. Летел с этим договором из Танзании и его сбили из переносного зенитного комплекса, кто точно сбил, не знают до сих пор, это в апреле девяносто четвертого. Все это время на территории Руанды присутствовали бельгийские “миротворцы”. Седьмого апреля члены президентской гвардии в качестве мести убивают всех соседей президентской резиденции. Появляются блокпосты, военные разыскивают политиков-тутси, свозят их в тюрьмы и там казнят. Позже начинают убивать и мирных тутси. Был отдан приказ убить премьер-министра, так как она (женщина) выступила против действий военных. Ее охраняли бельгийские миротворцы, с оружием, могли дать отпор, но командование из Бельгии дало однозначный приказ не вмешиваться во внутренние дела Руанды и сдать оружие. Озверевшие боевики изнасиловали и жестоко убили премьер-министра, а над бельгийским конвоем издевались, их сначала кастрировали, а потом запихивали половые органы им в рот, долго избивали, мучали, потом убили. После этого события Бельгия и Франция начинают операции по эвакуации своих граждан и членов ООН.
Государственное радио, понятное дело, было во власти боевиков, по радио стали проводить массированную пропаганду с призывами убивать всех тутси. Опубликовывались списки тутси, места их проживания и скопления. “Убейте их, убейте их всех! Они хотят захватить власть! Если вы не убьете их – они придут к вам и убьют вашу семью, ваших детей. Они обо всем договорились, они хотят полностью уничтожить нас, хуту, что бы забрать наши земли. Убивайте их, потому что это справедливо, это честная месть, они столько горя принесли нам за все это время, они не должны жить здесь. Убейте их или они убьют вас!”
К военным боевикам подключились рядовые граждане, поддавшись пропаганде. Основным оружием стало мачете (большой нож), дубины и железные пруты.
Спасаясь тутси искали защиты в местах, подконтрольных миротворцам, стекались туда, прятались в зданиях, принадлежащих европейцам, в больницах и клиниках ООН. Но какое же паскудство было со стороны бельгийских и французских военных! Они лишь эвакуировали своих граждан и уезжали. Так, в Школе технических служащих Дон Боско, где было много бельгийского персонала, скопилось более двух тысяч тутси, и как только бельгийские военные, забрав своих соотечественников, выехали за приделы школы, туда вошли боевики хуту и истребили за несколько часов все две тысячи тутси, всех! Так же было и в больницах ООН и, например, в психиатрической клинике Кигали. В католическом монастыре Сову укрылись более пяти тысяч тутси, монахини сами же открыли двери и впустили боевиков – всех убили здесь же. Когда четырнадцатого апреля Бельгия закончила вывод своих военнослужащих из Руанды, начался вообще кромешный ад. Тутси и умеренных хуту убивали повсеместно, сосед убивал соседа, муж-хуту мог убить свою жену-тутси, подросток убивал своего друга-тутси, детей, женщин, стариков – убивали всех подряд. По радио призывали убивать быстрее и быстрее, пока тутси не опомнились. Творилось сущее зверство. Причем огнестрельное оружие применялось редко, в основном использовались мачете, дубины, пруты. Некоторые тутси предлагали деньги хуту за то, чтобы их не рубили мачете, а застрелили. Чтобы человек гарантированно умер считалось обязательным либо отрубить ему голову, либо разбить череп полностью. Маленьких детей для скорости расправы просто перерубали надвое. Когда же выяснилось, что с помощью мачете и дубин тяжело быстро убить большое количество тутси, их стали сгонять в амбары, склады и сжигать бензином сразу всех, сгонять на стадионы — и взрывать гранатами. По первому времени трупы стягивали в огромные котлованы, бросали в реки, река Кагера была настолько заполнена телами, что в нескольких местах случились заторы. Потом тела просто бросали на месте убийства и все кругом было услано трупами. Ад.
Геноцид прекратился лишь, когда Руандийский патриотический фронт активизировался, перешел в наступление и одолел руандийскую армию, хотя уступал ей численностью вдвое. Более двух миллионов хуту, опасаясь расплаты за геноцид, покинули страну, многие хуту (в гораздо меньших количествах) были ответно ликвидированы. Большому числу военных преступников хуту удалось бежать в Европу, а именно во Францию, которая их приняла, они кстати и сейчас там спокойно живут, на каждом вина тысяч смертей мирных жителей, а они живут, и никто их не трогает.
Представь, за чуть более чем три месяца было зверски убито, с большего зарублено, миллион человек! И это недавно, в девяносто четвертом, и это не туземцы в набедренных повязках, и это при полном попустительстве европейских “миротворцев”.

Голос Константина Ступина:

— Произойдут волнения.

— Они начнут понимать, что их обманывают.

— Они хотят спастись.

— Заведующий будет свержен. Так как он представляет опасность – его бросают в Ртуть, подчиненных ему мясников тоже ликвидируют, как предателей.

— Руководителем станет один из владельцев сети закусочных “Сайгон”. Именно он руководил революцией, свержением Заведующего.

— Сейчас будут наделены полномочиями вьетнамцы, работники закусочных.

— Деньги будут разделены поровну и возвращены населению. Торговля возобновится.

— Они были согласны с новым руководителем, он показался им демократичным.

— Они будут ждать перемен.

— Надо перекрутить фарш на котлеты. Ручная мясорубка собирается так: сначала в корпус широкой стороной вставляется шнек (винтовая эта штука), потом там, где конец шнека выходит с задней части корпуса, на него надевается ручка и прикручивается винтом; с другой стороны на шнек, где выход (дуло) мясорубки, одевается крестовой нож, после ножа – круглая решетка с дырками, нож ставится так, чтобы своей плоской частью был к решетке, по-другому он не будет резать; все, дальше навинчивается стопорное кольцо на дуло и зажимается. Можно крутить, ручка крутится по часовой стрелке. Мясо нарезается небольшими кусочками и перекручивается. Берегите пальцы. Также необходимо добавить сало, у него аккуратно отрезается шкурка (если надрезать и потянуть, то она начнет отрываться сама) и, как и мясо, перекручивается. Пропускаем через мясорубку и репчатый лук. В конце закидываем в мясорубку хлеб, батон, смоченный в молоке или просто так. Немного хлеба сделает котлеты более воздушными, а их корочку более хрустящей, кроме того хлебом выдавится весь фарш из мясорубки, это экономно.

(Двадцать пятое октября две тысячи четырнадцатого года. Яндекс-Новости.)

(Новости в Беларуси.)

— Восемь часов тридцать одна минута. В Беларуси хотят создать еще один парк высоких технологий.

— Восемь сорок. Найти хорошую работу в Минске становится сложнее.

— Десять ноль пять. В Слонимском районе возле кладбища обнаружен обгоревший труп мужчины.

— Тринадцать двадцать. Ермошина: выборы президента Беларуси должны пройти не позднее пятнадцатого ноября две тысячи пятнадцатого года.

— Тринадцать тридцать одна. Эксперт: экономическая ситуация не позволит завершить проект Белорусской АЭС.

— Тринадцать сорок. Мать незаконно расстрелянного: белорусы должны отменить смертную казнь не для Запада, а для себя.

— Пятнадцать пятьдесят пять. Лукашенко вместе с младшим сыном посетил Большую мечеть имени шейха Заида.

— Семнадцать девятнадцать. Глава Нацбанка: В следующем году могут появиться кредиты на жилье под шестнадцать процентов.

— Девятнадцать ноль три. В Минск впервые приедет Робби Уильямс.

(Новости в мире.)

— Восемь двадцать. На Солнце произошла мощная вспышка.

— Восемь пятьдесят три. К курдам в Кобани присоединятся больше тысячи сирийских повстанцев.

— Девять ноль одна. Бизнесмен из Сингапура завершил сделку по приобретению “Валенсии”.

— Одиннадцать пятьдесят девять. Лавров объяснил причину введения Норвегией санкций против России.

— Двенадцать ноль три. Англичанин выставил на аукцион иБэй свои сестру, чтобы найти ей мужа.

— Тринадцать пятнадцать. В Риме около миллиона человек протестовали против трудовой реформы.

— Пятнадцать сорок три. Вице-президент Гугл побил мировой рекорд по прыжкам с парашютом.

— Пятнадцать сорок семь. В США подросток устроил бойню в школе.

— Восемнадцать тридцать семь. Великобритания официально завершила войну в Афганистане.

(Новости Хай-тек.)

— Десять ноль пять. Торрент-сайты ощущают на себе новые правила поисковой выдачи Гугл.

— Одиннадцать тридцать. Компания Майкрософт завершила сокращение штата на восемнадцать тысяч человек.

— Одиннадцать сорок пять. Ранние сборки новой Анриал Торнэмент стали общедоступными.

— Тринадцать ноль одна. В Челябинске запускают первое интернет-телевидение.

— Пятнадцать тридцать семь. Глава Эппл признался в нетрадиционной сексуальной ориентации.

— Четырнадцать двадцать. Социальная сеть “В Контакте” разрабатывает аналог “Инстаграм”.

— Пятнадцать тридцать. Половина пользователей сети Интернет не хоят платит за контент.

— Шестнадцать тридцать три. Новая проблема Айфон шесть: пластиковые вставки красятся от джинсов.

— Восемнадцать сорок четыре. Ученые: путешествие во времени, телепортации и плащ-невидимка ждут нас к две тысячи сотому году.

(Телепрограмма. Канал “Беларусь два”.)

— семь ноль ноль: Утро
девять ноль ноль: Телебарометр
девять ноль пять: Сашка
десять десять: Белорусская кухня
десять сорок пять: Кулинар-два
одиннадцать пятьдесят пять: Виртуозы
тринадцать пятнадцать: Кипяток
тринадцать тридцать пять: Универ
пятнадцать пятьдесят: Перезагрузка
шестнадцать сорок: Сашка
семнадцать пятьдесят: Такси
восемнадцать пятьдесят: Универ
двадцать пятьдесят пять: Реальный мир
двадцать один пятьдесят пять: Кено (лотерея)
двадцать один тридцать: Телебарометр
двадцать один тридцать пять: Виртуозы
двадцать два сорок пять: Кулинар-два
двадцать три пятьдесят пять: Такси
ноль ноль двадцать пять: Хали-гали.

(Афиша. Кино.)

— Город героев
Горько-два
Обитель проклятых
Прогулка среди могил
Судья

(Около Белорусского государственного университета культуры и искусств, “курилка”. Голос 1 — студент, двадцать лет, будущий библиотекарь, с не очень большим носом. Голос 2 – студент того же университета, девятнадцать лет, будущий искусствовед.)

Голос 1: — Что интересно, у меня у всех друзей большие носы. Вспоминаю вот, да, у всех большие носы. У Леши большой, у Вани большой, у Антона большой, у Ильи большой и длинный, плюс у него еще и уши, даже у Маши большой нос. Самая огромная носяра у Ильи, он рекордсмен, первое место, почетный приз. Ха-ха. Кстати у меня тоже размер, сам видишь, серьезный. Мы вот такая банда “Шнобелеров”! Ха-ха-ха.

Голос 2: — Это должно что-нибудь значить… Ха-ха.

Голос 1: — И что же это значит по-твоему?

Голос 2: — Сразу и не скажешь. Ха-ха.

Голос 1: — А вроде ж говорят, у кого большой, то и достоинство соответствующее…

Голос 2: — Не, это про уши говорят.

Голос 1: — Тогда Илья – гигант! Ха-ха-ха-ха.

Голос 2: — Ха-ха-ха.

Голос 1: — Знаешь, как наша компания в помещение входит? … Так, оп, оп, оп – сразу показываются носы, а потом уже и мы. Ха-ха-ха. А так если без шуток, то мой шнобель меня не устраивает, когда вот в зеркало смотрюсь. Я бы его уменьшил.

Голос 2: — Пластическую операцию.

Голос 1: — Страшно, там серьезная операция, даже молотком и зубилом долбят.

(Нос – это наиболее выдающаяся вперед часть нашего лица, поэтому мы больше всего обращаем на него внимания. Нос растет всю жизнь, единственный орган, который растет всю жизнь; после пятидесяти лет у любого человека нос меняется, его кончик утолщается и немного провисает. При операции для изменения формы и длины носа, которая называется ринопластика, хирург затрагивает разные ткани, хрящевые и костные, удаляя лишнее или наращивая нужное. Удаление выступающих частей костей носа проводится с помощью особого инструмента — долота; по сути это то же что и зубило.)

Голос 2: — Красота требует жертв, да, а что ж ты думал… Ха-ха.

Голос 1: — Ну его, и с таким проживу. Я так думаю, меньше ковыряться еще надо в нем. Это знаешь, как, почему у негров большие ноздри – потому что толстые пальцы. Ха-ха-ха.

— Две тысячи тринадцатый год.

— Семнадцатого августа. Из фильма “Похождения зубного врача”. Чесноков – главный герой, врач, кинодебют Андрея Мягкова в этой роли. Чесноков: “Главное не зависеть от мнений. Если ты слишком стал зависеть от мнений каких-то людей – беги от них куда глаза глядят”. Прохожий: “Это вы мне?” Чесноков: “Это я говорю вообще… Но если вам пригодится — пожалуйста”.

— Девятнадцатого августа. На собеседовании, вакансия менеджер по продажам: “Я тебе даю двести пятьдесят баксов на поддержание штанов, ну а остальное сам. “Получки” не будет, надо за-ра-ба-ты-вать! Понимаешь?!”

— Двадцать шестого августа. Короче проснулся сегодня ночью ото сна, то есть сон приснился. И такой типа очень необычный, завернутый. Телефон у меня недалеко обычно лежит, будильник там, я взял телефон и записал в заметках сон. И вообще-то на утро забыл про это, сон совсем не помнил, сейчас вот вспомнил про запись, думаю погляжу, что я там записал. Казалось, что я много написал, подробно. На самом деле два предложения только. Прочел и обалдел: “Двойной прицеп трактора. Разорвало теленка”.

— Двадцать восьмого августа. Некоторые коэффициенты в знаменитом уравнении Дрейка, позволяющем рассчитать число разумных цивилизаций в Млечном Пути, были недавно изменены в оптимистическую сторону. По новым оценкам ученых, в нашей Галактике находится порядка шестидесяти миллиардов планет, пригодных для жизни, и можно уверенно сказать, что обнаружение первой из них – вопрос ближайшего времени. А там уже недалеко и до нахождения внеземной жизни.

— Тридцатого августа. Сннп – совершенно не наша проблема, снмп – совершенно не моя проблема.

— Тридцать первого августа. Давка в автобусе. “Люди ну пройдите дальше, в середине свободно”. Из глубины недовольно: “На крыше свободно”.

— Девятого сентября. В физиотерапевтическом кабинете поликлиники: “Как ваша фамилия? Шмардина?”. Отвечает (тараторит): “Да, да, да, я Ш-м-а-р-д-и-н-а. Вот эта булавка у меня вот тут (показывает булавку на поясе сбоку) – это чтобы знать утром где зад, а где перед у платья, а еще от сглаза. Надо целый день носить, а вечером положить открытой, если к утру потемнеет – значит сглаз был”.

— Двенадцатого сентября. Он хранит на компе в отдельной папке фотографии телок, с которыми переспал, по одной фотографии от каждой, как архив.

— Пятнадцатого сентября. Было время, когда нам не хватало догнаться, хотя бы на бутылку чернила (дешевое вино), то мы шли к Макдональдсу на Пушкинской, там Макдрайв, подходили к машинам в очереди и, постучав в окно, просили денег. Не скрывали, на что просим. Давали.

— Шестнадцатого сентября. Из мультфильма “Губка Боб Квадратные Штаны”, десятая серия восьмого сезона, мистер Крабс: “Зачем душа, если есть деньги!”

— Семнадцатого сентября. Надпись на столбе по улице Казимировская, город Минск, если идти в направлении автобусного парка, с противоположной стороны от памятника Уго Чавесу: “Нам Похуй!” Интересно кто написал и в связи с чем. Смешно, поднимает настроение.

— Двадцатого сентября. Банкетка – это такая низкая хрень мягкая с ножками, это мебель, фиг знает, почему так называется. Для банкета?

— Двадцать второго сентября. У наших “бержуев” темы, разговоры ограниченные, ну то есть:  бабло-квартиры-машины-ремонт, турция-черногория-египет-бали, заграница-европа-заебись, беларусь-говно-лукашенко-хуй. И по кругу так.

— Двадцать девятого сентября. Очень хорошие яблоки в питомнике купили, я сорт записал – “Легал”. Надо саженцы на следующий год купить.

— Второго октября. Сегодня ж праздник. Какой сегодня праздник? Не знаешь? Нет… Трыста лет граненаму стакану!

— Третьего октября. Раньше на Купаловской (станция метро), где табачный киоск еще, постоянно воняло, как будто там все время толпы народу блюют, такой запах. Теперь пока не воняет.

— Третьего октября. Если какашки зеленые, то у вас стафилококк.

— Пятого октября. В нашей школе в спальном районе Минска послать учителя нахуй было высшей мерой смелости и крутости. И некоторые врали: “Да я ее нахуй послал!”, чтобы быть круче.

— Десятого октября. С утра состояние такое вечно убитое. Ну бля, не просто тяжело, а как живой труп, мумия. С виду, со стороны – наркоман в кумаре или алкаш. Спишь на ходу, все болит, белый такой, ноги еле плетутся, руки колотятся, тремор. И это не то чтобы все утро, а буквально час только с самого утра. А потом — хуясь и все отлично, абсолютно нормальное состояние, бодрое и работоспособное. Это где-то от сорока минут до часа такое. Фиг знает, может бурная молодость сказывается.

— Семнадцатого октября. Бывает в транспорте или поезде от какого-нибудь чуда страшно мочой воняет, а все нюхают и терпят, злятся, нюхают и терпят, потому что деться некуда. И ждешь, ждешь, когда же мистер-моча наконец выйдет.

— Семнадцатого октября. Бывает такое с собаками, хозяин уезжает, собака грустит, потом хозяин возвращается, собака его как увидит, так аж абсцыкается от радости. А еще есть выражение: “Сикацца от умиления”.

— Двадцатого октября. Звонит бабушка из деревни на городской телефон рано утром. Она видела по телевизору, что послезавтра сахар дорожает, на целую тысячу. Чтоб купили сейчас про запас.

— Двадцать пятого октября. Наш слесарь продает мотоблок. Сморгонский мотоблок “Беларус ноль девять эн” с японским двигателем “Хонда”. Девять лошадиных сил, четыре скорости вперед и две назад. Двигатель “Хонда” очень мощный и долговечный, а наша беларуская рама крепкая и надежная. К этой модели мотоблока в продаже есть много разного навесного оборудования: прицепы, окучники, культиваторы, косилки, картофелекопалка, снегоочиститель… Б/у с января две тысячи восьмого года, эксплуатация бережная, проведено ТО. Такие мотоблоки новые стоят от тысячи шестисот до двух тысяч долларов, цены на б/у сильно не отличаются от цены на новые — от тысячи пятисот до тысячи семисот. Более старые версии, девяносто первого – девяносто восьмого годов, без двигателей “Хонда” стоят меньше, от тысячи до тысячи четырехсот. Он хочет продать побыстрее, ему нужны деньги на стройку, веранду к дому делает, продает свой за тысячу двести.

— Восемнадцатого ноября. Из шансон-песни в маршрутке: “Ты улыбалась как ромашка и полыхала как свеча”.

(Грубые, нецензурные народные пословицы и поговорки. Водитель Газели предприятия “Белвторчермет” в поселке Гатово Минского района часто использует их в своей речи. Говорит, что это делает его скучную жизнь веселее.)

— Мы пьем да посуду бьем, кому не мило – тому в рыло!

— Што вы мне пизду у лапци абуваеце. (Врете, обманываете.)

— Это тоже самое, что неба красить. (Бесполезно.)

— Не надоуга дурню стяклянны хуй – мала таго што пабье, дяк яшчэ и пальцы парэжа.

— Каб гэтки страх ды у начы! (Страшно увидеть это ночью. Может применятся по отношению к некрасивой женщине.)

— Женский празник близка-близка, пусть растет мая пиписка. (Мужчинам надо готовится к восьмому марта.)

— Як хуй стаиць, так мазги в жопе. (Потеря самообладания из-за полового влечения.)

— Как гаварыцца, или хуй пополам или пизда в дребезги. (Стараться изо всех сил.)

— Откудава ты так харашо знаеш армянский язык? А просто у нас учитель английского армянин был.

— Не так страшна ебля, як яе падгатовка.

— Бяда за бядой, купиу каня – и той з пиздой!

— Як ты не варочай, хуй пизды карочэ. (Однозначно, неоспоримо.)

— Я як гарох пры дарозе: хто абарве, хто абасцыць. (Тяжелая, неприкаянная судьба.)

— Не ахота проста так хуй в мышалоуку саваць. (Неоправданный риск.)

— Токоря и плотники – дохуя работники.

— Не бяда, кали хуй штаны рве, бяда – кали дае, ды не устае. (Невозможность проявить себя в нужной ситуации.)

— В беларуси все маруси, две яди и тыя бляди. (Злость на женщин за что-либо.)

— Рыбка плавает по дну, хуй поймаешь хоть адну. (Тяжело выполнимо.)

— День раби, ноч яби, прыйде зима – и хлеба нима. (Неблагодарный труд.)

— Ты Гена, што хуй пакалена или ты Филип, што да яиц прылип?

— Ну ты гарачы – як гауно грузина! (Очень вспыльчивый.)

— Если хочешь есть варенье – не лови ебалом мух. (Не упускай шанс.)

— Ебануцца, туфли гнуцца.

— Галя ты мая Галя, любая ты мая, маладая…, а чаму ж ты не сдохла пакуль была малая. (Обида на жену.)

— Ебаный ты стебаный жопа натюрморт.

— Хуй на хуй мяняць – тольки врэмя цяраць. (Бесполезно.)

— Чаго ты балтаешься, як хуй у калашыне. (Кто-либо бесполезно тратит время.)

— В соседний калхоз привезли навоз, хуй дадим – сами съедим. (Крайнее проявление скупости.)

— Голы голага ябе и крычаць ни рыви рубашку. (Спор двух бедных людей за вещь, имеющую незначительную цену.)

— Дай, дай, дай – съезди у Китай.

— Твае цыцки трэба зялёнкай памазаць. (По отношению к женщине с маленькой грудью. Грудь очень маленькая, как прыщики.)

— Каб Шарык не усрауся, то Жучку бы дагнау. (Непредвиденные обстоятельства.)

— Быстра тольки коцики ябуцца. (Когда не следует спешить.)

— Пейце пива пеннае – буде морда я ебу!

— Знаешь партниху Яниху? Яниху-я-не-знаю.

— Думай! Галава ж не для вошай. (Тоже, что “шевели мозгами”.)

— Вот мы попили и поели. … Котлеты ваши из конины. Хозяйка блядь! Пирог говно! Ебал я ваши именины… Давайте шляпу и пальто!

— Нашто табе грошы – лишь бы хуй харошы. (По отношению к девушке, ищущей богатого мужа. Не в деньгах счастье.)

— Пей вада, ешь вада – сраць не будешь никагда. (Не падать духом при отсутствии пищи.)

— Если вас поставить раком и зажать саски в тиски, пиздануть кувалдой в сраку – разлетитесь на куски. (Ничто не вечно.)

— Кабыла села сраць – аглобли паламала. (Когда кто-либо испортил все дело.)

— З им харашо гауно есци – он всегда первый.

— Ты не лермонтов не пушкин, ты простой поэт пиздюшкин. (О культурной самодеятельности.)

— Свисни в хуй, гавнюк.

— Все новае у мяне, все, толька жизнь с дырками.

— Запор слов пры паносе мысли.

— Ксяндзу тожа хуй не нада, але ж на всякий случай носиць. (Не отказываться от чего-либо заранее.)

— Таки круты! Пасидець! (В смысле сделаться седым от страха.)

— Опачки-апачки жопа съела тапачки. (При сильном удивлении.)

— Апчхи. Буть здоров, хуй тебе в нос. Спасибо, что не лом!

— Я из колхоза хлудава, а ты пизда аткудава?

— Якуб колас крычыць у весь голас, што янка купала спиздиу кусок сала.

— Люди жэняцца, ябуцца, а нам невашата абуцца. (Финансовый кризис в семье.)

— Не видно? Што тебе не видно…, не видно писю у халоднай ваде!

— Чэм большэ шкаф, тем громчэ падае. (Не боятся более серьезного оппонента.)

— Жена дура, дети двоешники, паэтаму такой злой он.

(Небольшой детский хор.)

— Барабек (как нужно дразнить обжору):
– – –
Робин Бобен Барабек
Скушал сорок человек,
И корову, и быка,
И кривого мясника,
И телегу, и дугу,
И метлу, и кочергу.
Скушал церковь, скушал дом,
И кузницу с кузнецом.
А потом и говорит:
“У меня живот болит!”

(Телевизионная передача “Саша и Сирожа. СаСиТВ”, серия “Пьяныя калдыры”. Передача транслировалась по беларускому телевидению в начале нулевых. Саша — Алексей Хацкевич, беларуский художник, Сирожа — Сергей Михалок, беларуский музыкант. Представляет собой импровизацию, без заранее подготовленного сценария.)

Са: — Я как чэсны чалавек – сваих свиней выпусциу у поле, схадзиу к Юргелю тапаром парубау этат, загон.

Си: — Яго свиней ты па…

Са: — Выпусциу!

Си: — Парубау.

Са: — Я свин… Да у мяне на свиней никагда рука не падымецца.

Си: — У мине ничо… У мяне на свинину тожа…

Са: — Пры чом тут свинина?

Си: — Ты, как чэсны чалавек, тепер абязан жыницца.

Са: — На свине?

Си: — На ихнай матке. Ты абишчау.

Са: — Я Анжэлке абешчау храманошке.

Си: — Эта-эта первей!

Са: — Перв-е-е-ей…

Си: — Ты ж ёй наколку сделау.

Са: — Каму?

Си: — Матке ихняй. Свинина.

Са: — Э-э-э-х.

Си: — Жди, прыду!

Са: — Э-э-х. Мысли путаюцца. Мысли путаюцца. Чуць Памфлета на халадец не пусцили. (Памфлет — собака Саши и Сирожы.)

Си: — Мы с липутами. Мы с лилипутами. Путались. А их на питарду если, ну, если так сильней…

Са: — Нанизаць.

Си: — Нанизаць. Па два. Буде сашлык, называецца.

Са: — Шчас это не модна. Шчас модна кинуць каробку питардау за пиццот баксау и каждый, на каждую ячэйку каб яны – ш-ы-ы-ы-у…

Си: — В каждую ячэйку!

Са: — Гы-гы-гы. А с Памфлета я гавару, чуць халадец не сварыли.

Си: — А мы хацели с Памфлета трэцюю сабаку сделаць. У космасе.

Са: — Гинитичаскага урода пытались вывесци.

Си: — Карбиты ты ему куда сувал?

Са: — Куда?.. Пад мышку.

Си: — Пад мышку. У яго ж няма, не, мышкау у сабак нету.

Са: — Так паэтаму я сначала…

Си: — Эта людской прыхват тока, мышки.

Са: — Гы-гы. Я знаю што им градусники суют в…

Си: — А вот мышки или падмышки, яны чэм атличаюцца? … А?

Са: — Наверна у мужчын падмышки, у жэншчын – мышки.

Си: — Давай у Што Где Кагда пашлем спрасиць. А? Еврэи?

Са: — А?

Си: — Задумалися? Палезли за энцыклапедиями. Мышками, мышками шывялице.

Са: — У Даля гэтага нету!

Си: — Какой дали?

Са: — Я не помню…

Си: — Хм.

Са: — У меня так это, всплыло, де-та я гэта слышау.

Си: — А чэво…

Са: — Слушай тут в сельмаг завезли чоткую цему. Чэрнила называецца “Весёлая карусель”. Я тебе гавару, кагда ног не чуствуешь.

Си: — А ана так (показывает пальцем по часовой стрелке) или так (показывает против часовой).

Са: — Не, ана кагда нох не чуствуешь, кагда аны ватныя становяцца и кагда тябе начынае во так (вращает интенсивно рукой по кругу).

Си: — Тябе начынает?

Са: — Да, ну, гы-гы-гы, хто пьець, таго и начынаець.

Си: — Я, э-ы.

Са: — Э-ы, баисся?!

Си: — А я хачу на, ы, на паралимпийския игры гатовицца цяпер.

Са: — Так табе нада увечые сделаць. Просто так цибя не вазьмут.

Си: — У меня есць.

Са: — Тада паказвай всем и вся.

Си: — У меня апендицыта нету.

Са: — Нада спонсара искаць штоб пайци. Хто хацит эта (обращается к телезрителям)?

Си: — Я чалавек-апеньдицыт.

Са: — То есць ты слипая кишка? Как яго называюцьу медицыне. То есть слипая…

Си: — Слепая кишка.

Са: — Да-да. Гы-гы. Эта как тупик, эта как жизненный тупик. Туды вот всё прама, а атходы туды, в этат тупик.

Си: — Тупик ор нот тупик.

Са: — Гы-гы-гы. Слушай, интерэсна…

Си: — А мы у карты играли?

Са: — На Новы год?

Си: — На Новы год.

Са: — Не, мы у бутылачку играли.

Си: — В бутылачку.

Са: — И не в адну.

Си: — И не в адну.

Са: — Гы-гы.

Си: — Гы.

Са: — Ну ты забыу с кем ты спау?

Си: — Помню

Са: — С кем?

Си: — С лесником!

Са: — С лесником…

Си: — Он мне ружьё падарыу… Патом.

Са: — А я снегурачку пытауся паймаць.

Си: — А ешчо сказау дасць мне алених рагоу штоб я панкрэатитау настрагау. (Пантокрин – лекарство, получаемое из оленьих рогов для поднятия тонуса мышц.)

Са: — Што б рага были как у Панкратава Чорнага.

Си: — Он сказау ат панкрыатита если ты рагоу настругаешь, гаварыт, сынок, и гладит мяне.

Са: — Прычом па жопе гладит.

Си: — Хто?

Са: — Ну хто? Мисничы.

Си: — Ни мисник. Ну можа ён и мисник быу.

Са: — В некатарам роде. … Вы знаеце што…

Си: — А он мяне в дупле нашоу.

Са: — Гы.

Си: — Мне верхушка тока нада была, а зачэм мне вся.

Са: — Или ён у тибе дупло нашоу? … Гы-гы. Эта панимаеце што. Эта, эта ишчо нам бы да дваццаць трэцяга февраля дацярпець. У нас уже всё паканчалась. Если хто чаво, так… прысылайце.

Си: — А у мяне сышки патом ешчо были.

Са: — О, у нас ешчо сышки есть ешчо, да. У цибе пихтавыя, а у мяне этыя – сасновыя.

Си: — А у белки тожа у дупле жывуць?

Са: — Сышки?

Си: — Белки!

Са: — Не, так яны жывуць, да.

Си: — Можа мне цяпер у себе белак пасялиць.

Са: — Гы-гы. Дак и не толька белки, и дятлы ишчо жывуць. У дуплах.

Си: — Я уже там боли не баюсь цяпер.

Са: — Гы. О-о-ой рэбята…

Си: — С Маисеивым так в вос…, восемь лет так была с ним.

Са: — Новы год канечна, эти все празники…

Си: — А ты знау, што ён у цюрме радиуся? Маис…

Са: — Хто, Маисееу?

Си: — Маисееу, ага.

Са: — А у какой?

Си: — У муржской!

Са: — Гы-гы. А, а, э… Адин без никаго.

Си: — Адин! Радиуся без никаго. Бес мамки и бес папки.

Са: — Ат наручникау, да.

Си: — Гы-гы.

Са: — Гы-гы.

Си: — Ад наручникау и за нарами.

Са: — Паявиуся Барусик. Гы-гы.

Си: — Я с ним баруся всю жизнь.

- Хочется процитировать новую песню Евгении Васильевой “Тапочки”. Но сначала необходимо о ней немного рассказать. Сейчас ей тридцать пять лет. Отец – мультимиллионер. В две тысячи первом году с красным дипломом окончила юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Занимала высокие должности в разных компаниях. В две тысячи девятом году стала советником замруководителя администрации президента Российской Федерации. А в две тысячи десятом году стала руководителем департамента имущественных отношений Министерства Обороны РФ. Известно, что зарплата Васильевой на этом посту составляла более пяти миллионов рублей (сто шестьдесят – сто семьдесят тысяч долларов) в месяц! В две тысячи двенадцатом году указом президента РФ Д. Медведева награждена орденом Почета. В этом же году против Евгении Васильевой заведено уголовное дело, является главной фигуранткой по делу “Оборонсервиса”, связанным с финансовыми махинациями в Минобороны РФ. В собственности Васильевой на момент задержания находилось личного имущества на десятки миллионов долларов. Так, ей принадлежала тринадцатикомнатная квартира в центре Москвы, стоимостью около десяти миллионов долларов, а при обыске изъято пятьдесят одна тысяча драгоценных камней и девятнадцать килограмм золота.

На данный момент Евгения Васильева находится под домашним арестом. С недавнего времени занимается творчеством: живопись, стихи, проза, поет. Текст песни “Тапочки” написан самой Евгенией Васильевой, также она участвовала в написании музыки. Кроме того на эту песню снят видеоклип.

— Евгения Васильева, “Тапочки”:
– – –
Аленькие тапочки с розовым цветком
Подарил мне миленький, подарил родной.
У меня есть миленький, миленький родной.
Красненькие тапочки с розовым цветком.
– – –
Припев:
Маленькая розочка,
Розовый закат.
Красненькие тапочки
На меня глядят.
Ах какие тапочки,
Ах какой наряд,
Ах какой ты миленький,
Ах какой закат!
– – –
Тапочки желанные на ноге сидят,
Красненькие, алые – вот такой наряд.
На трюмо поставлю их,
Там пусть постоят.
Полюбуюсь, полюблю
Красненький наряд.
– – –
Припев.
– – –
Аленькие тапочки -
Страстные огни
Освещают аленько
Розовые дни.
– – –
Припев.

(В троллейбусном депо, водители. Голос 1 – мужчина, пятьдесят три года, бывший работник оборонного предприятия. Голос 2 – мужчина, пятьдесят лет. Голос 3 – женщина, пятьдесят лет, через две недели уходит на пенсию. В Беларуси водители троллейбусов, женщины, выходят на пенсию по достижении пятидесяти лет, при стаже работы не менее двадцати лет.)

Голос 1: — Я не знаю, уже не знаю как и что. У меня вообще денег не осталось. Они все – надо и надо деньги. Надо специальное детское питание покупать. Они же сначала по больницам возили, теперь врачи сказали надо это питание. И сказали, что это возрастное, что если в таком возрасте, то рахит костей проходит, ей годика еще нет. А у нас такого питания нет, само близко – в Москве надо заказывать. Но вот я не могу поверить, неужели действительно только в Москве есть, а у нас вообще нигде нету, ну такое разве может быть, дети то болеют… Невестка в интернете искала, говорит только в Москве такое. Оно французское, есть наше такое же, но оно не подходит, не переваривается оно у нее, тошнит, вырыгивает все. И вот покупают в Москве, сын сам ездит туда. Ну я вот все равно не могу понять, должно и у нас где-то продаваться. Она говорит – нет, сын садится и едет в эту Москву. А он на двух работах же теперь, весь высох, не высыпается, раз на автобус опоздал – шел до Смилович пешком, к утру пришел… Денег надо – тысячу баксов в неделю… Я уже не знаю, может я грешу и пускай меня бог простит, что я так думаю, но мне кажется это дите не выживет. Вот только деньги будут платить, а оно мучиться будет. Может я грешу, но мне кажется, не выживет она. Дома скандалы, невестка все на сына, чуть что – ему звонит, все с укором ему, как будто он виноват. Он раз психанул – она про развод стала уже говорить. А сам я нищий, уже последнее что – продам фольксвагена своего, больше нечего. Так и продать если, надолго хватит? Месяц, два, а потом?

Голос 2: — Да… Кагда дети балеюць… Это жалко. Савсем ведь еще малое, только вот радилося, а уже па бальницам, па врачам. Уже ему надо за свою жизнь бароцца. Только ее, жизнь, начал, а уже барись.

Голос 3: — Ой, да… А как внучку зовут?

Голос 1: — Ульянкой назвали.

Голос 3: — Ой, да… Ну дай бог все хорошо будет, дай бог выздоровеет.

Голос 2: — Кагда балеешь, так тагда панимаешь як врачи нужны. Не, они канечна в любом случае нужные, но вот если прижмет, то што, то на них только и надеишься. Это у меня ж как язва была, думал хана мне, а поставили на ноги ж ведь. Очень врачей уважать стал, очень нужные люди.

Голос 3: — Тоже разные бывают.

Голос 2: — Ну эта да, бывают разные.

Голос 3: — Я вам скажу, что контролировать врачей надо. У моей сватьи соседка из-за врачей умерла… У нее была опухоль в прямой кишке. Операбельная, то есть можно удалить. Стали удалять, а для этого надо кусок прямой кишки вырезать и соединить, так у нее она не соединялась, рвалась, поэтому ей прямую кишку зашили. Ну и в таких случаях выводят трубку из живота вместо прямой кишки и небольшой мешочек такой носить надо, туда все сходит. В принципе живут люди с таким по двадцать лет еще, диету соблюдай, спокойный образ жизни веди – и все нормально будет. Ей тогда шестьдесят пять было. Нормально жила с этим мешочком, под одежду спрячет аккуратно, никогда и не скажешь. Года два так прожила и еще бы жила… Так нет, сами врачи стали настаивать на операции, чтобы восстановить прямую кишку там как-то искусственно, чтоб вроде она полноценным человеком стала, чтоб с мешочком не ходить. Операция сложная, опасная. Притом ей сразу сказали, что хирургу надо будет заплатить, то есть сама операция как бы бесплатная, но заплатить ему лично надо будет, полторы тысячи. Вот подумали бы, зачем ей в ее годы уже это, прожила бы и так, не обязательно эта операция. Но это же деньги, мало того что лично надо заплатить врачу, так они за такие операции еще и хорошие премии имеют. Она же отказывалась несколько раз – настояли, уговорили… Операцию сделали, а у нее через день кровотечение началось. Опять разрезали, опять все по новой. А в такие года организм слабый уже. После второго раза она от наркоза вроде нормально отошла, еще с дочкой поговорила, а потом в кому впала и все… Через четыре дня так и умерла…

(Продуктовый рынок ТЦ “Ждановичи”. Несколько человек стоят в очереди за куриными яйцами “с личного подворья фермерского хозяйства”. Голос 1 – цыганская женщина, около сорока лет. Голос 2 – женщина, около пятидесяти – пятидесяти пяти лет. Голос 3 – женщина, около сорока лет. Голос 4 – мужчина, около пятидесяти лет, в состоянии слабого алкогольного опьянения, “выпивший”.)

Голос 1: — Подайте сколько можете. Не для себя прошу, для детей прошу. Подайте. … Дети мои и кушать хотят, и теплую одежду им надо. Не для себя прошу. Подайте.

— Попрошайки. Надоели уже бездельники.

— Что ты тут крутишься? Иди отсюда.

— Сейчас набегут, обворуют.

Голос 1: — Я для детей прошу. У вас дети есть?

— Иди в другом месте побирайся. … Не смотри на меня, чего ты так на меня смотришь.

Голос 2: — Дети то есть, только дети обнаглели… (Рассказывает своей знакомой.) Понимаешь, что мои придумали, отвесили тут мне. Младший говорит, они с семьей у меня живут: “Мама, давай мы продадим нашу трехкомнатную, а купим однокомнатную и двухкомнатную”.

— Так без доплаты не получится.

Голос 2: — Это понятно, что не получится… Дак, слушай. Тебе же, говорит, так спокойней будет, Оля сейчас второго родит, представь, что дома будет, толкотня и шум какой. Так он обо мне волнуется, как же, о себе только и думают, эгоисты. Представляешь… Главно они уже и документы подготовили и покупатель даже есть, и у невестки знакомые однокомнатную недорого продают. А меня так в последний момент спрашивают, уже как данность, все решили и меня перед фактом ставят. Ну где совесть? Выкинуть мамку одну подальше и пусть по-тихому загибается сама себе со скуки. Вот, какие!

Голос 1: — Подайте, что есть, детям на еду.

Голос 2: — На, держи. (Подает цыганке мелочь.)

Голос 1: — Спасибо тебе, спасибо. Дай бог здоровья тебе, твоей семье, детям твоим.

Голос 2: — Дети, дети…

Голос 3: — Извините, я случайно подслушала ваш разговор. Сейчас этот эгоизм у них процветает, и откуда они такие стали. Для нас же вот мнение родителей было как закон, неоспоримо. А им что не говори – все делают как хотят, ни в грош нас не ставят. У меня сын в десятом классе сейчас, так у них странная какая-то мода – ходят и летом, и зимой, круглый год, в кроссовках и главное надо чтоб обязательно щиколотки были голые. То есть он сейчас, когда мороз уже, одевает удлиненную куртку, парку, наматывает шарф, шапка с отворотом, и при этом – узкие штаны, как в наше время дудочки назывались, и обязательно голые эти щиколотки, летние кроссовки. Дурость какая-то.

— Дебилизм.

Голос 1: — Не ругайте детей. Все для них надо делать, для них стараться. Для детей прошу…

Голос 4: — Слышь, чавелла, у меня вот зефир есть, начатый правда, но только одной не хватает, закусили с Ивановичем…, если я твоим детям, хы-хы, зефир дам? Возьмешь? Хы-хы.

Голос 1: — Зря ты так, я честно прошу.

Голос 4: — Да где твои дети то, может и детей никакие нету. Барону своему лавэ собираете, а он шикует, дома у вас ого-го у них.

Голос 1: — Не правильно ты говоришь, не прав ты. Детей любить надо!

(Цыганка уходит к другой очереди, продолжает просить там.)

— Подайте сколько можете. Не для себя прошу, для детей прошу. Подайте.

(Одна из тем веб-форума о “легальных” курительных смесях и порошках. Это то, что в средствах массовой информации называют “спайсы”, а в среде наркоманов – “легалка”. Форум находится в свободном доступе в сети Интернет. Все психоактивные вещества, продаваемые на форуме являются наркотиками, но еще не внесены в список запрещенных к продаже. Многие из продаваемых веществ, несмотря на свою легальность, являются сильнейшими наркотиками, по силе воздействия они сравнимы с героином, зависимость часто возникает даже после разового употребления. Основной опасностью “легалки” является то, что ее употребление бесконтрольно вызывает тяжелые психические расстройства, вплоть до слабоумия, психозов. Из-за постоянного изменения состава действующего вещества, химической формулы реагентов, увеличения токсичности ингредиентов невозможно точно спрогнозировать силу воздействия наркотика на организм, что все чаще приводит к тяжелым последствиям и летальному исходу. По информации Министерства здравоохранения Беларуси в две тысячи тринадцатом году отмечалось от нескольких десятков до сотни случаев отравления “легальными” курительными смесями и порошками в неделю, случаи летального исхода также участились от единичных до нескольких десятков в месяц.)

Мы рады приветствовать всех форумчан и спешим сообщить Вам, что проект Глобал Кемикалс Легал — это стабильная и надежная команда профессионалов с многолетним опытом работы в сфере RC, на которую можно положится и быть уверенным в завтрашнем дне! (RC, “Research Chemicals” — вещества для исследований, англ., эвфемизм, то есть замена понятия “наркотические вещества” более благозвучным.) Для вас предоставлены только лучшие продукты наивысшей чистоты и качества по доступным ценам, ассортимент со временем будет расширяться. Мы работаем методом закладок в Минске (наркотик прячется, “закладывается” в различных местах города, покупатель получает информацию о месторасположении), а для наших оптовых клиентов из регионов будет специальное предложение, доставка заказа в ваш город кладом. К каждому клиенту индивидуальный подход, мы стараемся учитывать пожелания наших покупателей и идем навстречу. Друзья, двери нашего магазина открыты для всех желающих! Велком!

Для заказа должно быть не менее полграмма (полка) одного продукта или же несколько на ваше усмотрение, по итогу считается общий вес заказа. Вся наша продукция легальна на территории Республики Беларусь. Оплата производится на банковские карты и Биткоин счет. Работаем с понедельника по субботу, с двенадцати до двадцати ноль ноль, воскресенье — выходной день. Заказы оформляются только в предоставленных контактах, никаких личных сообщений на форуме! Магазин вправе отказать покупателю в приобретении продуктов, без объяснения причин.

Также мы проводим акцию: “Не останься равнодушным”, когда в объявленные дни пять процентов прибыли полученной от продажи любой нашей продукции будут идти на благотворительность (детские дома, интернаты, операции детям).

Продукты наивысшей чистоты и качества! Цены Вас приятно удивят! Надежный сервис! Грамотный подход к делу!

(Одно из предложений продавца “Глобал Кемикалс Легал” на форуме – “ЭйфоСтим”.)

Предлагаем вашему вниманию очередной взрывной продукт от Глобал Кемикалс Легал! ЭйфоСтим — эйфоретик-стимулятор, вещество активно перорально, назально, внутривенно, так же можно употреблять способом курения, рекомендуемая дозировка – пять сотых грамма, но может быть как уменьшена, так и увеличена, в зависимости от способа употребления и толерантности к веществам.

Эффекты: кристальная эйфория, повышение либидо, эмпатия, усиление чувств, стимуляция, поднятие настроения, энергичность, общительность, мотивация, уверенность в себе.

Цены: полграмма – пятьсот тысяч, грамм – девятьсот тысяч, два грамма – миллион шестьсот пятьдесят тысяч, пять грамм – три миллиона рублей.

(Когда магазин вводит в продажу новый продукт, пользователи форума могут записаться на его пробу. Они получают одну или несколько доз бесплатно и обязаны в последующем описать свои ощущения от приема наркотика в посте форума. Чем больше отзывов, тем выше рейтинг и возможность получить продукт на пробу.)

— Получил пробник продукта ЭйфоСтим. Распаковал посылку, достал содержимое, кристаллы прям камнями, на вид полграмма. Решил опробовать ее способом курения, положил маленький камешик на фольгу которая была в комплекте, нажег, хапнул… Да, вот это ЭйфоСтим! Просто пушка! Эйфорит недетски! Время действия методом курения порядка тридцати минут с одной хапули, хапуля пять сотых грамма примерно. Расход очень маленький, это говорит о чистоте продукта, при курении не вызывает привкуса лекарств, дым почти безвкусный. Размолол пару кристаллов, сделал дорогу размерном одна сотая грамма — тестер на мои двадцать девять лет — опробовал, в нос заходило спокойно, жгло не сильно. Первые эффекты через десять – пятнадцать секунд были замечены: резкое поднятие настроение, сексуальное влечение, звуки музыки стали четче. Итого: качество – десять из десяти, длительность тридцать минут при курении, два часа назально при дозировке одна сотая грамма, постэффекты – не обнаружены, адекватность продавца – десять из десяти. Спасибо Глобал Кемикалс Легал за доверие и предоставленный пробный вес! Ровный магазин, будем обращаться по нужде!

— Всем здрасти! Попытаюсь насколько это возможно изложить в буквах действия данного вещества, это не совсем просто, потому как писать придется со слов моего хорошего друга. Просто записаться на ЭйфоСтим меня, можно сказать, заставила первая фраза в названии продукта о котором речь. Сами стимы (стимуляторы) не переношу, то ли не подходят они для моего организма, то ли я сам себе это нагоняю, одним словом от скоростей я по большей части испытываю отрицательные ощущения, так получилось и в этот раз. Краткая предыстория: звонит мне получатель посылки и говорит, что по ходу нас кинули, типа там в пакетике совсем чуть-чуть каких-то непонятных камней похожих на те, что ложат в обувь для устранения избыточной влаги, тоже нашел с чем сравнить… Успокоив его, договорились о встрече, я прихватил с собой все прибамбасы для внутривенного. Выбрали с ним по кристаллику, и пока он готовил раствор, я уже успел запустить мини дорожку в нос. Порошок, в который я растер камешек, слизистую не насилует, заходит легко, единственное пол лица онемело, как будто только от стоматолога вышел. Настала очередь друга, я в это время уже чувствую первые изменения, в виде скоростного разгона и чуть заметной эйфории, но не той, которая бывает от эйфоретиков, а именно скоростной когда кажется, что мало сделал. Буквально через пару тройку секунд после инъекции, мой напарник начинает закатывать глаза — вот именно это меня очень испугало на тот момент, и даже когда стало понятно, что это произошло от переизбытка удовольствия, я уже не смог успокоится, и началось то, что случается со мной обычно от употребления скорости, но не буду об этом. В общем, около двадцати минут мой дружище отлавливался, после его было не остановить, говорил без умолку, в основном пытался сравнить порох (порошковый наркотик) с другой легалкой и не очень. Особенно отметил приход, вот именно он ощутил ту эйфорию, которую хотел ощутить я, особенно отметил отсутствие подтряхивания, которое бывает время от времени, когда имеешь дело с легальными стимами. В его рассказах чувствовалась последовательность, не прыгал с темы на тему, что говорит о ясности мыслей. Просидев так около часа и поняв, что мы с ним не на одной волне (я то это понял сразу), мы двинули за третьим нашим соратником, у него повторились те же самые ощущения, что и у первого, и теперь мне приходилось слушать обоих, иногда одновременно. Часа через три случился первый догон, и хотя оба утверждали, что уже отпустило, я то видел, что это не так, и их прет как мопсов. Маленько посидев с ними, я двинулся домой, уже на следующий день узнал, что пробника в полграмма им хватило на тринадцать часов, при этом они угостили небольшим кристалликом еще одного крола (“крол”, “кролик” — наркоман, который испытывает качество партии наркотика). Тяжелого отходняка ни у одного, ни у другого замечено не было, что особенно им понравилось, я увидел своих друзей хорошо выспавшимися и отдохнувшими, что бывает крайне редко, когда речь о скоростях или вообще не бывает, по крайне мере я такого случая вспомнить не могу. Чуть не забыл, один из кролов сказал, что этот порошочек напомнил ему чем-то уже нелегальную альфу, была раньше такая желтая вонючая. Вердикт кролов таков — это единственный стим, который заслуживает внимание на данный момент из того что есть, по крайней мере из того, что они пробовали за последнее время, а пробовали всего они не мало. Читающие и Глобал Кемикалс, вы уж извините если что не так, просто сложновато описывать то, чего сам не испытал. Спасибо за внимание и понимание!

— Дамы и господа трип-репорт от Ежа на ЭйфоСтим от Глобал. Ну полетели! (“trip” – путешествие, анг., ощущения, получаемые от употребления наркотика; “report” – отчет, анг., описание ощущений.) Получив пакет, Ежик скоренько побежал до норки, дома распечатав данную посыль обнаружил зип (пакетик с застежкой) с кристаллами кремового цвета, запаха сильного не чувствовал, кристаллы крошатся легко, что ж, подумал я, нужно пробу снять, черчу дорожку две тысячных. Нюх — вход плавный, минута-вторая и чувствуется смена состояния, еще пару минут — эйфория прибыла, но и стим не отстал, причем неслабый, начались телодвижения, уборка под пситранс (жанр электронной музыки) по дому, убрано было все за час, каждая мусоринка была обнаружена, настроение отличное без загонов, через часика два пошел спад, как то стало грусновато, но Еж знает свое дело, и решил догнаться внутривенно, доза две тысячных, растворились кристаллики успешно, контроль и вход, выхлоп жесткий почти как у СКМ (СКМ – “Скорость-МаксЭнерджи”, один из продуктов продавца, синтетический психостимулятор), минут двадцать эйфор (прилив эйфории) меня мазал по дивану, затем эйфория быстро сменилась на стим (мышечное и нервное стимулирование). Ежик снова в стране счастья и радости, теперь настрой на позитив мощнее и началось все то, что должно было произойти. Еж незамедлительно нашел собеседника (уши), приготовил китайский зеленый чай и начались посиделки, где говорил только Ежик, темы обсуждал разные, вспомнил свое детство наверное с самых пеленок, в общем от посиделок доволен остался только я, а вот собеседник наверняка во время выдачи мною информации думал о своем, но мне на тот момент было абсолютно все равно. Не вытерпев столь быстрословестного Ежа приятель начал придумывать разные мазы на уход из моих апартаментов, но каждая маза была пресечена мгновенно, я находил (мозг сам мгновенно выдавал мне нужную инфу, лишь бы я не остался в одиночестве) любые способы, чтоб он остался еще, иначе я сошел бы с ума. Прошло четыре часа с момента употребления вещества, пошел снова спад, в этот момент я отпустил собеседника, так как нужно было привести сознание в полный порядок и снова заняться важными делами. Еж — экспериментатор и решил курить кристаллы, взял еще три тысячных на фольгу, и вот он густой белый клуб дыма нежно проникает в легкие и наполняет зарядом всего самого позитивного и эйфоричного состояния, курится хорошо, горло не дерет, вкус присутствует какой-то, но я не понял его, порадовало что скуривается без остатка, и снова жизнь Ежа на позитивной волне поплыла в лесную чащу, где и началась охота на уши. Каждый, кто попадался на моем пути принял мегатонны разной инфы, и мне это очень нравилось, я чувствовал себя властелином вселенной, на тот момент для меня не существовали ни какие преграды и заботы повседневной жизни, чувство эйфории ощущалось не сильно, но стим делал свое дело не спрашивая мое сознание, музыка в наушниках очень пригодилась в тот момент, на улице была слякоть, грязь и облачно, но для меня все было по-другому. Грязь я обходил и перепрыгивал словно зная заранее, куда нужно наступить и где обойти, дабы не вляпаться и не запачкаться, словно я знал эти места. Зайдя в магазин приобрести сигареток, в тот момент продавец наверное готова была уволиться, я ей так мозг вынес…, она бегала от прилавка к полкам с товаром как угорелая, а Еж посмотрит товар, прокомментирует о вреде его для человечества и просит показать другой, это нужно было видеть, время покупки составило с полчаса, в итоге взял сигарет, пожелав удачи, Еж скрылся за прочной дверью магазина. Погуляв еще немного, начал чувствоваться спад всех позитивных ощущений, я двинулся в сторону родной норки, придя домой сделал чаю (зеленого), выпил разных аптечных препаратов, включил телевизор и начал принимать побочки (побочные действия), но они оказались не столь сильными как у СКМ, в общем, сна естественно не наблюдалось, настроение грустное, сердцебиение не сильное (может из-за пилюль аптечных). Так как прием начался в двенадцать дня, а последний в девятнадцать ноль пять — выход начался в двадцать три пятнадцать, сон пришел к Ежу в три часа, уснул без проблем. Вот так провел свой досуг Еж под ЭйфоСтимом данного продавца. Итог: продукт очень похож на СКМ, плюс побочки намного слабее, мягче держит, на входе при употреблении внутривенно мажет минут двадцать-тридцать, затем прилив стима, при курении накрывает также мгновенно, нюхаешь минут пять и вход плавный, приятный, в общем продукт хорош собой, тест пройден. Оцениваю в десять из десяти. Советую данное вещество, середина между эйфом (эйфоретики) и скоростью (стимуляторы), любители по-лайтовее марафонить — вам сюда. Всем спасибо за внимание. Всем мира и добра, до встречи жители данного форума.

— Итак, товарищи форумчане! В пятницу мной был получен пробник данного вещества весом в полграмма. Конспирация, как и в прошлый раз (ранее получала пробу на СКМ от данного продавца) на уровне. В зипе оказалось немного желтовато-розоватых кристалликов. Толер (толерантность, привыкание) по эйфору у меня набит за последнее время конкретный, но в этот день кроме курева, гаша (“гашиш”, наркотик растительного происхождения) ничего не потребляла, дабы оценить продукт по полной. Продукт легко крошится и превращается в беленький порошочек. Сначала запустила по ноздре тридцать миллиграмм, и съела еще тридцать. Эффект моментальный, но с мягким приятным наплывом. Честно скажу, на рынке легальных веществ это единственное опробованное мной вещество, хоть чем-то напоминающее мяу (“мяу-мяу” — сленговое название наркотика “мефедрон”). Только как бы это сказать, как-то тащит по приятности больше. Скурила еще около двадцати миллиграммов — и вот тут попер такой эйфор! Как от двухсот миллиграмм неплохого мяу! Реально! В голове и теле необычайная легкость, прозрачность, чувствуешь себя чистой, слегка немеет глотка. Держит час, затем догон пятьдесят или семьдесят миллиграмм — и счастье снова возможно. Сохраняется необычайная ясность ума. Легкое желание секса на протяжении трипа. Так же одним из кролов было замечено усиленное цветовое восприятие. Работала под этим веществом, готова работать под ним еще. Зраки не сильно выдают, что тоже радует. Продукт чистый и не щипет нос практически. При смешивании с другими веществами побочек обнаружено не было. Однако не советую с чем-либо мешать, дабы не глушить эффекта эйфора. Продукт бодренький, но не сильно, однако больше и не нужно. Это именно та золотая середина между мяу и всеми этими китайскими гадостями, где данный продукт как граница между этими двумя мирами. Отходов ровно ноль. Рекомендую однозначно!

(Сюжет телевизионной программы криминальной хроники “Зона Х” канала “Беларусь 1” от двадцать второго июля две тысячи четырнадцатого года. Голос 1 – ведущий, Дмитрий Лукша. Голос 2 – корреспондент, Ольга Холодович. Голос 3 — старший оперуполномоченный по особо важным делам управления наркоконтроля МВД Беларуси, Дмитрий Медведев, полный тезка третьего президента Российской Федерации.)

Голос 1: — Мы много рассказывали о последствиях употребления наркотиков, особенно синтетических. Кажется, следующий материал станет лучшим наглядным примером для тех, кто еще думает попробовать опасное зелье. В Гомеле компания молодых людей буквально обезумела после употребления спайсов. Парни в наркотическом бреду бегали по городу голыми. Естественно, жильцы двора вызвали милицию. Правоохранители испытали настоящий ужас, когда зашли в квартиру дебоширов. На полу лежал двадцатитрехлетний парень. У него было изрезано лицо и… удалены оба глаза. Считается, что всему виной и стал тот самый наркотик, который ребята употребили в компании. Употребили и в прямом смысле потеряли разум. А вот насколько — расскажет Ольга Холодович.

Голос 2: — В этом бараке молодые люди устроили ночью шумную вечеринку. Чем привлекли внимание соседей, а те в свою очередь вызвали милицию. В одной из комнат в луже крови правоохранители обнаружили и третьего участника «веселых» посиделок. На момент приезда милиции потерпевший демонстрировал прекрасное настроение — смеялся, пел песни и отвечал на все поставленные вопросы. Это при том, что у него отсутствовали глазные яблоки и было полностью изрезано лицо. Все трое признались правоохранителям, что употребляли спайс. Милиционеры вызвали молодому человеку скорую помощь, которая отвезла его в ближайшую больницу. Его приятели были доставлены в райотдел милиции для дальнейшего разбирательства. Третий товарищ — он же потерпевший — сейчас находится в реанимации. Его жизни ничто не угрожает, но зрения молодой человек лишился навсегда. Какой именно синтетический наркотик употребляли молодые люди — будут устанавливать эксперты.

Голос 3: — К сожалению, примерно два месяца назад был очень похожий случай в Минске, когда два молодых человека употребляли психотропные вещества. У одного начались галлюцинации, и он ножом нанес несколько ранений своему товарищу. Так как ему показалось, что перед ним робот. И он пытался посмотреть как он устроен и найти какие-то батарейки. То есть употребление психоактивных веществ вызвало сильнейшие галлюцинации у человека.

— Утром восьмого ноября (две тысячи четырнадцатого года), около десяти часов утра, тридцативосьмилетний мужчина наносит несколько тяжелых ножевых ранений своим детям и жене. После этого пытается покончить собой, перерезав горло тем же ножом, это ему не удается. Тогда он выходит из дома, босиком, в трусах и майке, садится в свою машину, “Audi A8”, выезжает на улицу Гая (Минск). Разгоняется до примерно ста пятидесяти километров в час и на перекрестке с улицей Щедрина врезается в выезжающую “Audi 100”. Удар такой силы, что пассажиры “Audi 100”, семейная пара, погибают на месте. В “Audi A8” срабатывают подушки безопасности и мужчина выживает, не получает серьезных повреждений. Он выходит из машины и идет в направлении своего дома. Вернувшись домой, вновь пытается перерезать себе горло, это не удается ему и во второй раз. Ищет ключи от машины жены, “Volvo XC90”, не находит их. Тогда он баррикадируется на арендуемом им втором этаже частного дома, где в последующем задерживается прибывшим нарядом милиции. Жена и дети госпитализируются, их состояние оценивается как стабильно тяжелое.

Результаты освидетельствования подозреваемого на алкоголь и запрещенные вещества (наркотики, токсикология) – отрицательные, он был трезв. В силу имеющихся у следствия данных, изучения поведения мужчины накануне, а также отсутствия четко выраженного мотива следствием назначена стационарная комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. Задержанный мужчина — тысяча девятьсот семьдесят шестого года рождения, к уголовной ответственности не привлекался, является совладельцем крупной,  успешно развивающейся мебельной компании и директором дочернего ЗАО (закрытое акционерное общество). По словам жены и окружения ранее за подозреваемым не наблюдалось признаков неадекватного поведения или агрессии, друзья и коллеги характеризуют его как уравновешенного, спокойного, доброжелательного, позитивного, умного и образованного человека, также по их словам у него никогда не было проблем с алкоголем, он не употреблял наркотики.

Максим Досько: “Когда через несколько дней после трагедии назвали имя этого мужчины и опубликовали его фотографию, я испытал сильнейшее потрясение. Потому что я знал (знаю) этого человека, мы познакомились около пяти лет назад на мастер-классах по фотографии при Белорусском Союзе дизайнеров. Я был в дневной группе, он – в вечерней, но практические занятия по выходным были в одно время. Мы хорошо с ним общались, он (был) умный, добрый человек с хорошим чувством юмора. Он подвозил меня домой, хотя было не совсем по пути  и надо было делать круг, в то время у него была “BMW 7”. Мы ехали и разговаривали на самые разные темы, он эрудирован и разбирался в искусстве, как-то даже предложил начать какое-нибудь дело в фотобизнесе. После мастер-классов мы не общались близко, но иногда встречались. Он пришел меня поддержать на моей первой персональной фотовыставке (проект “ Соприкосновение”). У меня до сих пор записан номер его телефона – “Эдуард-Фотография”. … Почему он сделал это?”

На данный момент, исходя из имеющейся информации и ряда фактов, следствие предполагает, что у тридцативосьмилетнего мужчины случился острый психоз, но психолого-психиатрическая экспертиза и расследование еще не завершены, поэтому окончательные выводы делать рано.

(С помощью поискового запроса “Трагедия на улице Гая в Минске”, можно найти в сети Интернет более подробную и актуальную информацию по этому происшествию.)

Голос Константина Ступина:

— Их сознание потрясет гул и затемнение, такие же, как в тот раз.

— Будет потеряна значительная часть территории, останется лишь центральная часть рынка Секонд Хенд.

— Были погибшие.

— Им станет очень страшно, они почувствуют приближающийся конец.

— Торговец не сможет им ничего объяснить, он не удержит ситуацию под контролем, не удержит власть.

— Они отчаялись, они озлоблены, напуганы, возбуждены.

— Ясно, что для всех здесь мало места.

— Произойдет бандитская революция. Найдется оружие.

— Сильные станут уничтожать слабых, убивая их и бросая в Ртуть.

— Хаос, беззаконие, убийства.

— Будет власть Силы.

— Не будет видно спасения ни всем и никому.

— Конец Света не происходит бесповоротно. Сразу за концом следует рождение нового Света, это известно.

— У нас есть надежда на несколько цыганских семей, которые есть там.

— Цыгане продадут себя бандитам ради спасения своих детей.

— Эти цыганские дети будут надежно защищены.

Голос Константина Ступина:

— Гул вернется в третий раз, свет опять погаснет.

— Произошел Конец Света.

— Остались только цыганские дети. Они существуют на этом кочующем куске бывшей Земли, и только в них нам остается верить.

Повсеместно звучит цыганская народная песня “Нанэ мандэ родо” (в исполнении Сони Тимофеевой), эхом разлетаясь в бесконечность.

Конец

© Максим Досько, 2015

Описание и авторские права на аудиофайлы к тексту “Секонд Хенд ТДЖ. Конец Света”. Описание (pdf).